Дубль тринадцатый

Максим ОсадчийВ столичном Гоголь-центре прошла тринадцатая церемония вручения премии кинооператорского искусства “Белый квадрат”. Президент премии – Игорь Клебанов, он же президент Гильдии кинооператоров Союза кинематографистов.

…Камера стремительно взмывает вверх и также стремительно падает. Камера парит над морской гладью и опускается на глубину. Камера кружит над языками пламени, мчащимися автомобилями, панорамирует над пустынным ландшафтом и скалистым побережьем. Ей доступны непроходимые места, огонь, вода и даже медные трубы. Экстремальные съемки, так называемая “летающая картинка” стали возможны благодаря изобретению специального операторского крана. Автор – инженер Анатолий Кокуш. У него два “Оскара” за технические достижения. С использованием этой техники у нас, в Голливуде, в мире сняты более 250 фильмов. В том числе – “9 рота”, “Урга”, “Троя”, “Война миров”, “Код да Винчи”, “Титаник”. Вспомните чарующий полет Ди Каприо и Кейт Уинслет над океаном…

Есть особый “Белый квадрат” – “Операторское признание”. За понимание и возможность осуществления замысла, соучастие в работе, за изобретательность и смелость ради одного-единственного кадра. Наградой этой в прошлые годы отмечены были художник по костюмам Людмила Кусакова и колорист Божена Масленникова. Нынче “Операторское признание” – Анатолию Кокушу.

 

За работу в фильмах 2016 года были номинированы: Игорь ГРИНЯКИН (“Викинг“, режиссер Андрей Кравчук), Сергей МАЧИЛЬСКИЙ (“Контрибуция”, режиссер Сергей Снежкин), Максим ОСАДЧИЙ (“Дуэлянт”, режиссер Алексей Мизгирев), Александр СИМОНОВ (“Рай”, режиссер Андрей Кончаловский), Владислав ОПЕЛЬЯНЦ (“Ученик”, режиссер Кирилл Серебренников).

Все пятеро операторов востребованы, снимают практически без простоев. Их работа в картинах 2016-го уже замечена и отмечена в кинематографической среде. Осадчий получил за “Дуэлянта” “Золотого орла” и “Нику”. Симонов и Опельянц были номинированы и на “Золотого орла”, и на “Нику”. А у Симонова есть “Белый слон” кинокритиков за “Рай”.

Слово самим номинантам – о съемках, профессиональных находках, экспериментах, соавторстве с режиссером…

Игорь ГРИНЯКИН (“Викинг“): “Для меня фильм “Викинг“ – это путь к свету. Язычество – тьма. Вера – это свет. Моя задача – вырваться из тьмы. Весь фильм мы закрывали небо. И только когда пришли к финалу, раскрыли солнце”.

Сергей МАЧИЛЬСКИЙ (“Контрибуция”): “Действие картины происходит в течение двух дней. Поэтому, чтобы хоть как-то разнообразить изображение, я пытался при съемке использовать различные варианты освещения: так фильм начинается ранним пасмурным утром, которое переходит в пасмурный день, далее – в вечер с ограниченным освещением, ночь, потом солнечное утро и так далее…”

Владислав ОПЕЛЬЯНЦ (“Ученик”): “Наш стиль мы с режиссером Кириллом Серебренниковым в шутку называли “Караваджо в документальном стиле”. Мизансценически многие кадры были решены одним планом, без монтажных склеек. Более того, иногда одна сцена переходила в другую в одном кадре, и это все диктовало более сложные композиционные и световые решения… И, на мой взгляд, при таком подходе изображение становится неотъемлемой частью драматургии”.

Максим ОСАДЧИЙ (“Дуэлянт”): “Главной задачей было показать Петербург таким, каким прежде мы его не видели. Что касается изображения, мы с режиссером добивались нестандартных композиций, снимая все одной камерой. И это было принципиальным моментом. Изобразительно хотелось увидеть Питер сквозь патину лет. И мне кажется, нам это удалось”.

Александр СИМОНОВ (“Рай”): “Работать с Андреем Кончаловским комфортно, потому что он прекрасно понимает специфику и нюансы профессии оператора: замечательно разбирается в оптике и композиции, говорит с тобой на одном языке, и часто это очень помогает. С ним не бывает ситуаций “Ты сними красиво, а я поработаю с актерами”. Учытывая опыт Кончаловского, его общую визуальную культуру, работать с ним одно удовольствие. Но это не значит, что работать с ним легко – Кончаловский очень требователен и всегда настаивает на вещах, в которых уверен. Например, его подход к расположению камеры: камера как точка зрения, взгляд, случайности там нет…

В случае “Рая” визуальное решение складывалось сложно. Какие-то принципы были определены сразу: ч/б, соотношение 4:3. Но многие вещи, которые мы задумывали изначально, затем оказались абсолютно не нужны. Первоначально у нас была идея сделать мокьюментари, то есть стилизовать фильм под найденную хронику. Догмой мы эту идею не делали, она довольно скоро отвалилась. Но, тем не менее, она стала некой стартовой точкой для размышлений”.

 

Окончательный выбор был за жюри: операторы Юрий Райский (председатель), Леван Капанадзе, Александр Кузнецов, композитор Алексей Рыбников, художник Федор Савельев, режиссер Сергей Урсуляк, киновед Александр Шпагин. Выбор они сделали в пользу Максима Осадчего, снявшего также “9 роту” (“Белый квадрат”-2006), “Обитаемый остров”, “Без мужчин”, “Два дня”, “Сталинград”. Одна из последних его работ – “Защитники”. Фэнтези, боевик из времен “холодной войны”.

Лауреатом “Белого квадрата” “За вклад в операторское искусство” стал Геннадий Карюк, сделавший с Кирой Муратовой, пожалуй, главные свои фильмы (среди них – “Короткие встречи”, “Долгие проводы”, “Чувствительный милиционер”, “Настройщик”), а так же “Конец прекрасной эпохи” Станислава Говорухина, за который в прошлом году получил “Нику”. Один “Белый квадрат” у Геннадия Карюка уже есть – за “Искупление” Александра Прошкина по мотивам одноименной повести Фридриха Горенштейна. Вручая Геннадию Васильевичу операторскую награду на нынешней церемонии, Александр Прошкин произнес: “Вы – волшебник… Вы родились поэтом, но бог дал вам в руки камеру”.

Елена УВАРОВА

На фото Максим Осадчий

«Экран и сцена»
№ 8 за 2017 год.
Print Friendly, PDF & Email