Поэма о топоре

Сцена из балета “Топор”. Фото Lesley Leslie-SpinksМатс Эк остается верен себе – изумляя шокирующей новизной и возвращая к подлинным, вечным ценностям жизни. Самый авангардный балетмейстер многих последних лет сочиняет балетный спектакль “Топор” – безумный спектакль “Топор”, благородный спектакль “Топор” – используя и как название, и как реквизит, и как метафору самое архаичное орудие, издавна служившее, и продолжающее не очень заметно служить, нормальному, естественному человеку. На улице век электроники, в моде гаджеты, в сумках актеров смартфоны, а в руках у почти шестидесятилетнего Ивана Аузели, сильных мужицких руках бывшего многолетнего премьера эковской труппы, настоящий топор, и он, балетный танцовщик Аузели, точными ударами раскалывает одно за другим настоящие поленья. Конечно, укор современности, посрамление “высокой моды” наших дней, точный удар по всем горожанам, забывшим о своем сельском прошлом. Я думаю, что ход мысли Эка оценил бы Борис Пастернак, у которого в романе “Доктор Живаго” заглавный герой, интеллигентный московский врач и поэт-модернист, оказавшийся вдали от Москвы, тоже рубит дрова и тоже делает это со страстью.

Но напоминаю: “Топор” – это театральный спектакль, и даже балет, и в нем, как полагается, нет разговорных диалогов, нет слов, но есть все, что должно быть в балете. В центре обязательный танцевальный дуэт (в данном случае полутанцевальный), можно сказать: балетное адажио, поскольку музыка – знаменитое “Адажио” Томазо Альбинони (хотя и чуть удлиненное и переложенное для исполнения струнным квартетом). А в начале – обязательный балеринский выход, совершенно, конечно, небывалый выход спиной к зрительному залу, с правой ногой, вытянутой в сторону, в прыжке эксцентрическом и высоком. Такая вот балерина-паяц, балерина-циркачка, балерина-акробатка.

Балерина – Ана Лагуна, гениальная Ана Лагуна, не утратившая ни гениальности, ни гибкости, ни азарта. Но танцующая то, что в молодости не приходилось танцевать, – нежность к своему суровому молчаливому другу. Никогда не думал, что кульбитами можно разыграть, показать, передать непередаваемую близость. Близость театра, цирка и насущных хозяйственных нужд. Близость немолодой женщины и немолодого мужчины.

Вадим ГАЕВСКИЙ

Сцена из балета “Топор”. Фото Lesley Leslie-Spinks

«Экран и сцена»
№ 23 за 2016 год.
Print Friendly, PDF & Email