Смещенный угол зрения

Сцена из эскиза спектакля “Чайка. Фрагменты”. Фото О.КОВЛАКОВОЙВ начале июля в Ясной Поляне проходил седьмой международный арт-фестиваль “Сад гениев”. Проект “Чайка. Фрагменты” инклюзивной театральной лаборатории Фонда поддержки слепоглухих “Со-единение”, созданный при участии профессиональных артистов, выпускников Школы-студии МХАТ, и актеров инклюзивной театральной школы Фонда, стал частью театральной программы арт-фестиваля. Эскиз спектакля создали режиссер Ольга Прихудайлова и художник-постановщик Юлия Староверова. Куратором проекта выступил известный актер, педагог и режиссер Дмитрий Брусникин, а продюсером – Виктория Авдеева. Исполнители: Ольга Лапшина (Актриса/Аркадина), Дарья Ворохобко (Актриса Мастерской Дмитрия Брусникина/Нина Заречная), Алексей Мартынов (Актер Мастерской Дмитрия Брусникина/Тригорин), Александо Похилько (Художник/Треплев), Даниил Обухов (Литератор/Сорин), Никита Паничев (Артист/Медведенко), Ирина Поволоцкая (Поэтесса/Маша).

Пока это только получасовой эскиз будущего спектакля, поиск “своего” Чехова, выстраивание связей. Но уже сейчас в сценическом тексте вычитывается серьезная заявка на самостоятельное и интересное решение. Пустота планшета, на котором лишь несколько групп стульев; коллажность, нелинейный монтаж сцен создают ощутимое напряжение. Это не просто лишенность уюта и быта, а отсутствие самой жизни. Световая партитура выстроена так, что луч света резко перемещается по всей глубине сцены, выхватывая героев, выделяя и обособляя, дробя целое на осколки. Чего нет в этом синкопированном действии, так это лиризма, – только обнаженность намерений и предчувствие неминуемой расплаты.

Ольга Прихудайлова рассказывает, как проходила лаборатория: “Делали этюды, чтобы создать единый организм. Основной акцент – жесткие взаимоотношениях между людьми. Ведь у наших актеров, особенных ребят, судьба – по сути, панк-рок”.

Каждый раз спектакль играется на новой площадке, ее нужно приспособить быстро и органично, не создавая дополнительных сложностей участникам проекта. Художник-постановщик Юлия Староверова всякий раз создает новый образ действа. В Санкт-Петербурге, на малой сцене Театра имени Ленсовета, пол был застелен полиэтиленом, а Треплев Александра Похилько размашисто рисовал на больших белых листах. Этот ход режиссера и художника вполне логичен – Похилько в реальной жизни художник. Но вот в Мелихово сцена засыпается ветками сирени, в Ясной Поляне – свежескошенной травой. Очередной спектакль приобретает не только новые запахи, но и новое дыхание. Взаимодействие с конкретным сценическим пространством рождается на глазах зрителя, наблюдающего момент вхождения актеров в новую среду. Костюмы появлялись из наблюдений за людьми, которым предстояло стать исполнителями. Например, Ирина Поволоцкая, играющая Машу, – человек экспрессивный, яркий, с резкими перепадами настроений, эпатажный, что подчеркивают и короткая юбка, и яркие контрастные цвета.

Ольга Лапшина – несомненно, профессиональный стержень сценического действия. Она из тех актрис, которые не атакуют зрительный зал, а втягивают его в воронку внимания своей глубиной, искренностью и правдивостью существования. В “Чайке” зритель видит другую, непривычную Лапшину. Ее паучиха-Аркадина заявляет о себе громко, яростно, не оставляя окружающим шансов на освобождение из ее паутины. Аркадина Лапшиной – умный и циничный манипулятор, домашний вампир.

Ну а вне сцены человеческие тепло и щедрость таланта Ольги Лапшиной буквально оберегают весь проект и его участников. После спектакля она поделилась своими мыслями о проекте: “Я никогда не играла Чехова и не думала, что мне придется стать на сцене Аркадиной. Мы все странные люди, по этому параметру и сошлись. Мне интересны те, у кого смещен угол зрения. “Чайка” получилась на грани, в ней есть излом, смятение, внутреннее страдание. Они, конечно, – чемпионы паралимпийских игр”.

Настоящим событием можно назвать то, что Ирина Поволоцкая заговорила на этом проекте – при ее полной глухоте и практически полной слепоте это самое настоящее чудо. Уже только для этого стоило собирать “компанию”, как говорит Ольга Лапшина.

Один из зрителей выразил мнение многих сидящих в зале: “Хочу пожелать профессиональным актерам учиться существованию у этих ребят. Они не играют, они живут”. Это не звучало обвинением профессионалам, скорее, выглядело призывом к органике, к отречению от штампов.

Подготовка проектов Фонда “Со-единение” проходит в рамках лаборатории, при отсутствии своего помещения. В октябре, на фестивале “Территория”, обещана полная версия спектакля “Чайка”. На вопрос, как эскизу предстоит развиваться в спектакль, Ольга Прихудайлова дала интригующий и не слишком конкретный ответ: “Могу сказать, что это будут два жанра, две эпохи, два стиля”.

Ольга КОВЛАКОВА
Сцена из эскиза спектакля “Чайка. Фрагменты”. Фото автора
«Экран и сцена»
№ 16 за 2016 год.
Print Friendly, PDF & Email