Три девочки

Сцена из спектакля “Ленка”. Фото Krzysztof Bielinski. Фото предоставлено пресс-службой фестиваляМеждународный фестиваль спектаклей для детей “Гаврош” каждый год знакомит юных зрителей с театральным искусством европейских стран. Позади два итальянских и два французских сезона, немецкий и голландский, шведский и датский.

 

Девятый “Гаврош” был посвящен спектаклям из Польши – страны с богатейшими театральными традициями. Организаторы фестиваля Тереза Дурова и Марина Райкина справедливо отмечают: “Польский театр всегда поражал внутренней свободой, остроумием и человечностью. Эти качества характерны и для интереснейшего в этой стране театра для детей и семейной аудитории”.

Афиша включала постановки разных жанров – пластические, кукольные, музыкальные. “Ленка” (3+) Белостокского театра кукол (режиссер К.Чато, Венгрия) – очень теплый по колориту и атмосфере спектакль о самых существенных и трудно переживаемых в детстве проблемах. Заглавная героиня не похожа на других детей: пух-ленькая обладательница огненно-алой шевелюры, не очень подвижная, немного печальная, она трудно вписывается в шумные игры ровесников. Классики и футбол не даются Ленке, лишь становятся поводом к насмешкам. Раз за разом она возвращается в свое уютное одиночество, к цветным карандашам и игрушечному котенку. Но однажды взяв брошенный кем-то из неугомонных насмешников мелок, девочка начинает рисовать на асфальте – и именно ее рисунок привлекает внимание симпатичного очкарика, прикатившего во двор на самокате.

В спектакле нет слов, только музыка (Б.Щепаньский) и масса “говорящих” деталей сценографии (художник М.Акош). Почти осязаемым теплом веет от каждого предмета на сцене, решенной как огромная коробка с открытыми на все четыре стороны крышками (прозрачный символ внутреннего мира девочки, где дворовые игры и громко-коллективное общение – только обочина, а самое главное происходит и проживается внутри). Удобное старомодное кресло в красно-белую полоску, альбомы с рисунками, разноцветные кубики с буквами, из которых можно сложить свое имя – этими сокровищами Ленка готова поделиться. Но ей придется довольно долго ждать появления друга, того, кто с искренним интересом будет позировать для портрета, и с кем будет не страшно отправиться в настоящий полет на самокате – за пределы тесноватого младенческого мирка. Актеры (Г.Козловская, А.Соболевская, И.Щенсна, Я.Дойлидко) водят планшетных кукол в открытую, точно и бережно, ни единым неверным движением не нарушая нежную общую интонацию спектакля.

Иначе показали внутренний мир своей героини авторы спектакля “Микрокосмос” (режиссер К.Двораковский), фантазии по мотивам андерсеновской “Дюймовочки”. Пластическое представление предназначено для зрителя 6+, и схожие проблемы оно затрагивает в ином ракурсе. Например, границы личного пространства, которые нам приходится преодолевать, взрослея, здесь обозначены ярко-синей светящейся линией, отделяющей авансцену. Словно раскалившись под сильным током, она пугающе пощелкивает и потрескивает – с этих “электрических” звуков начинается спектакль. Сюжет выражает важное содержание в игровой форме, а форма носит вполне отчетливые приметы стиля знаменитого польского мима и основателя Вроцлавского театра пантомимы – Хенрика Томашевского (пластический рисунок каждого эпизода стремится к орнаментально-четкой мизансцене-знаку). Героиня спектакля, так же как и героиня Андерсена, ищет себя – и в спектакле-пантомиме этот процесс, естественно, реализуется как поиск пластического языка. Жуки, комары, жабы, пауки, муравьи – все персонажи наделены оригинальным способом движения, отражающим меткие наблюдения за пластикой насекомых: клоунада сменяется изысканными линиями восточных единоборств, элементами классического танца, акробатики. Актерский ансамбль насчитывает 14 человек в тонированных трико и условно-зверином гриме – актеры преображаются, меняя детали костюмов (жилеты, парики и т.п.) и бутафорию (надувные гимнастические мячи, шесты). В “Микрокосмосе” богатая световая партитура, используются видеопроекция, приемы театра теней (сценографы А.Двораковский, М.Двораковская), со вкусом подобран звукоряд из шумов и фрагментов классической музыки (композитор П.Климек). Все вместе дает эффект изысканного и ироничного шоу (в то же время требующего зрителя внимательного и развитого). В финале героиня обретает крылья и вырывается за пределы “мира животных” – так перекликаются Ленка и Дюймовочка, вот только вторая отправляется в полет без компании, совсем-совсем по-взрослому. В манящий и, может быть, опасный макрокосмос обитатели микрокосмоса за ней последовать не решаются.Сцена из спектакля “Микрокосмос”. Фото предоставлено пресс-службой фестиваля

Еще одна, трагическая, история взросления девочки под названием “Черное молоко, или Экскурсия в Освенцим” (формат “14+”) была показана в рамках спецпрограммы фестиваля. Спектакль “Театриума на Серпуховке” создан в рамках Года немецкого языка и литературы, при поддержке Гете-института. Объемная пьеса Хольгера Шобера авторами спектакля превращена в тщательно организованную 45-минутную миниатюру. В сценическом сюжете – три героя, три поколения, и один документ, играющий роковую роль в судьбе польской семьи: дневник, в котором уместился последний год жизни юной Марики. Девические мечты героини расцветают на фоне наивной убежденности в том, что обитатели “трудового лагеря”, где работает охранником ее отец, действительно нуждаются в некоем “перевоспитании”, а голубоглазый ариец Петер, один из исполнителей этой “благородной миссии”, – самый подходящий избранник сердца. Не обнаружение правды об Освенциме, а личный крах приводит Марику к трагическому финалу: жертва грубого насилия, подарив жизнь дочери, она сводит счеты с собственной жизнью. Но много лет спустя ее дневник прочтет дочь, потом внук, потом правнучка. Однажды эта правнучка тоже встретит немецкого парня – потрясенный экскурсией в Освенцим, он сожжет свой паспорт и откажется говорить на родном языке. Разумеется, это будет уже совсем другая история.

Конструкция спектакля обрисована стильными меткими штрихами: колорит почти не выходит за рамки монохрома, условное пространство организовано с помощью черных движущихся ширм-дверей и лаконичной световой партитуры, диалоги и монологи персонажей сегодняшнего дня чередуются с рассказами о событиях прошлого. Спектакль выстроен на двух рефренах: появлениях Марики, читающей страницы своего дневника (попутно она пишет мелом на черных ширмах имена и даты), и громком тиканье часов, неумолимо завершающем каждый короткий эпизод. Лишь однажды этот безобидный звук вырастет в оглушительный грохот марширующих сапог, а на ширмах появится видеопроекция парада гитлеровских войск. Режиссеру и сценографу Татьяне Михайлюк удалось создать иллюзию целостного сценического времени, вместившего судьбы нескольких поколений.

Драматургическим просчетом, правда, выглядит отказ авторов спектакля от стихотворения Пауля Целана, первые слова которого – “черное молоко” – отражены в названии (в оригинале пьеса завершается полным текстом этого произведения). И дело даже не в том, что “Фуга смерти” имеет знаковый статус и в дискурсе послевоенной рефлексии, и для немецкоязычной аудитории в целом. Важнее, что финальная встреча Изабеллы и Томаса в отсутствие поэтического контекста становится неоп-равданно мелодраматичной, а могла бы оказаться выведенной в более высокий, философско-символический план (что придало бы и композиционную завершенность вербальной составляющей).

Среди исполнителей, пожалуй, лишь Егор Дятлов (Томаш) несколько излишне педалирует “подростковость” своего героя в первом монологе. Но сдержанную манеру актерской игры Владимира Антипова (Томаш) и Дарьи Лукьянченко (Марика, Изабелла), безусловно, стоит отнести к удачам спектакля – ведь говоря о вещах трагичных, очень важно не перейти за некую эмоциональную грань.

Три спектакля, три девочки, три очень разных истории о взрослении, собранные в одной программе. Все они, безусловно, интересны для профессионалов. И все три, судя по наблюдениям, с завидным энтузиазмом восприняла публика разных возрастных категорий. Собственно, в реакции зала и следует видеть успех девятого фестиваля.

Впереди у “Гавроша” – первая круглая дата.

Анна КОНСТАНТИНОВА
«Экран и сцена»
№ 21 за 2015 год.
Print Friendly, PDF & Email