Избежали сентиментальности

Сцена из спектакля “Девочка со спичками”. Фото предоставлено фестивалем“Гаврош” – международный фестиваль театра для детей, который вот уже восьмой год проводится в Москве “Театриумом на Серпуховке” п/р Терезы Дуровой. Каждый фестиваль арт-дирекция, Тереза Дурова и театральный критик Марина Райкина, посвящают одной европейской стране: Франции, Италии, Швеции, Германии, Голландии. В 2014-м они, руководствуясь принципом: “Все лучшее – детям”, пригласили семь очень разных спектаклей из Дании. Ведь именно там детские режиссеры и художники чувствуют себя сейчас как рыба в воде: существуют в тепличных экономических и правовых условиях, разъезжают по регулярным театральным форумам.

Соотечественники Г.-Х.Андерсена, жирафа Мариуса, принца Датского и тролля Гренделя привезли нам то, что сами хорошо знают и любят. Тут и “Девочка со спичками” по сказке датского классика, и “Самые добрые в мире” по книге шведа Ульфа Нильсона “Эти милые зверюшки” про мертвых животных, и новый цирк “Маленький принц” по Сент-Экзюпери, и сторителлинг по древнему эпосу “Беовульф”. А еще – современная клоунада по мотивам “Красной Шапочки” (“Сонатина”), contemporary dance для подростков, выросший из чтения Кьеркегора (“ONE”), и два спектакля для самых маленьких зрителей: творчески переработанный биб-лейский сюжет о сотворении мира (“Творить!”) и пластические этюды, навеянные полотнами В.Кандинского (“Короткое/длинное”). Детей вряд ли, зато родителей и театральных критиков интриговал каждый пункт этой программы. И, как часто на фестивалях, приятные открытия случались все больше на неизведанной территории.

Для малышей

Театра для самых маленьких в Москве еще очень мало, хотя идет активная работа в этом направлении. Не знаю, были ли в зале участники российских творческих лабораторий, занимающихся бэби-театром, но посмот-реть на опыт европейских коллег им, безусловно, было бы полезно.

Можно ли объяснить абстрактную живопись детям от полутора лет? Передать ее музыкальность и глубину, символику цветов, геометрическую гармонию за 30 минут? Никто и не ожидал этого от спектакля “Короткое/длинное” (1,5+) хореографа Анны Хольмструп Кок. В постановке по мотивам полотен Кандинского, признаться, хотелось видеть заявленный в аннотации contemporary dance с его абсолютной свободой движения, навеянной живописью модерна. Но за полноценным современным танцем все еще лучше идти, например, на фестиваль “ЦЕХ”. Печально, но подобных предложений для самых маленьких по-прежнему нет.

Датчане для малышей делают по сути то же, что и все остальные. Не связную историю – ее адекватно воспринимают только лет с трех, – а игру форм, сиюминутные этюды, которые вызывают любопытство и улыбку. Из-за полотна появляются сначала плюшевые шары: маленький, большой, гигантский. Яркие цвета и игра в “ку-ку” держат внимание детей. Из самого большого шара, желтого, как солнце, появляются ноги танцовщицы, и зал встречает находку смехом. Но чуть позже включается живой план, актрисы начинают танец с геометрическими фигурами, и интерес полуторогодовалых театралов тает. Нефигуративная живопись превращается в предметную, но шапке, смайлику, бабочке и цыпленку уже не спасти ситуацию, зритель просится домой. Впрочем, аудитория “3+”, особенно девочки, смотрят с удовольствием до самого конца, а финальный танец актрис вместе с детьми сглаживает все вопросы. Просто не угадали с возрастным ограничением.

Зато второй спектакль “Гавроша” для самых маленьких, “Творить!” (2+) “Hvid-stoj sceneproduction” из Орхуса, стопроцентно попал в аудиторию. И пусть дети не считывали библейскую историю (семь дней творения сравниваются с семью шагами в приготовлении песочного печенья), смотреть им было очень весело. “Какой смешной спектакль!” – воскликнул мальчик в зале через 10 минут после начала представ-ления. А в чем секрет? Минимум притворства, минимум слов – максимум баловства.

Обаятельная голубоглазая Стине К.Пагх повторяет рецепт печенья и готовит его на портативной кухне так, как будто ей, предположим, 5 лет. Из кастрюль сооружает Вавилонские башенки, не боится запачкаться и – боже мой, кто разрешил! – играет с едой. Муку она вдохновенно распыляет в воздухе, строит из нее горы и куличики, в них сажает венчики-деревья и поливает длинной струей воды из графина. Сырое яйцо летит на землю прямо с небес, актриса, замешивая смесь, напевает песню. Из готового теста делает Адама, раскатывает его скалкой и снова возвращает в форму. Засовывает в печь. А заканчивается все целым противнем ароматного печенья в форме человечков – им угощают на выходе из зала. Работа получилась динамичной, легкой, а главное, она пробуждает безумное желание сейчас же пойти на кухню и что-нибудь, таким же безобразно изобретательным образом, приготовить. Пробуждает желание творить.

Для школьников

Хороших спектаклей для зрителей 10-15 лет у нас еще меньше, чем для малышей, и что с этим делать, никто не знает. Подросшие дети справедливо опасаются детского театра, а во

взрослом скучают. Не очень любят отрываться от компьютера и без надобности выходить из дома. Но датчане привезли одну вещь, которую счел бы за счастье увидеть любой школьник – сторителлинг “Беовульф” (10+) Det Fortaellende Teater из Копенгагена. Например, ученики 8 класса известной школы “Класс-Центр” Сергея Казарновского, члена попечительского совета “Гавроша”, ходили на спектакль полным составом.

И дело не только в том, что “Беовульфу” однажды аплодировала сама датская королева, как сообщает рассказчик, или что единственный музыкальный инструмент, который используется, – это металлическая лейка. Дело в невероятной фантазии постановщика и актера Йеспер ла Кур Андерсена. Казалось бы, жанр “сторителлинг“ – кошмарный сон любого театрального продюсера, да и зритель тут мало чего ожидает. Ни тебе ярких декораций, ни эффектной фонограммы, ни фейерверков, ни снега, ни дыма. Ничего, за чем режиссеру и актерам можно спрятаться, чем восхитить, помимо собственного мастерства. Но наличие последнего гарантирует абсолютный успех.

Подростки ненавидят, когда им объясняют, что они должны делать. “Беовульф” в этом смысле совпадает с “Творить!”: в искусстве возможно все то, чего в жизни нельзя. Зрителей на пиру у датского короля до отвала кормят воображаемым кабаном и поят воображаемым пивом. Троллю Гренделю Беовульф вырывает с мясом воображаемую руку, после чего, не стесняясь, принимает нескромное предложение дочери короля осмотреть ее воображаемую спальню. Языческий мир, где побеждает тот, кто сильнее, где нет стыда, но есть страхи и страсть, по душе аудитории “10+”. Нет, из них не вырастут сплошь бунтари и анархисты, просто ярость протеста в таком возрасте – вещь совершенно естественная. И ее бывает необходимо выплеснуть, чтобы не навредить хотя бы самому себе.

Для семейного просмотра

Датчане не могли не привезти на фестиваль Андерсена. Спектакль “Девочка со спичками” Эрика Польда из “Apollo Theater” (Фредериксберг) был показан на сцене Театра кукол имени С.В.Образцова и оставил одно из самых сильных впечатлений от датской части программы “Гавроша”.

Эта короткая и не самая известная история Андерсена невыразимо печальна. Маленькая девочка-беспризорница (что, кстати, роднит ее с самим Гаврошем) замерзает в канун Нового года на улице. Одну за другой малышка сжигает спички, которые должна была продать в тот вечер, но не смогла. Каждая спичка дарит пару секунд тепла и чудесные видения, последнее из которых, ее умершая бабушка, забирает девочку к Богу.

Опасность Андерсена в том, что при инсценировке может напрочь исчезнуть чувство юмора и спектакль скатится в “сентиментальщину”. Некоторым взрослым зрителям это, наверное, пришлось бы по душе, но дети, верящие каждой истории со всей имеющейся серьезностью, ушли бы очень расстроенные. Актеры Хелена Хертц Мелькьорсен и Нильс Йоргенсен не хотят расстраивать детей, они хотят, чтобы все мы немножко задумались. Почему и сегодня во всем мире замерзают тысячи беспризорных? Почему “цивилизованное общество” не может искоренить нищету? К чему все достижения науки и культуры, если в XXI веке люди по-прежнему равнодушны к чужой беде? Тот, кто скажет, что это не вопросы для детского спектакля, будет неправ. В программке даны возрастные рамки 5-11 лет, но “Девочка со спичками”, конечно, для семейного просмотра.

Авторы преодолели всю серьезность затронутых тем неформальной подачей. Это был удивительный спектакль, в котором соединялись элементы ток-шоу, социальный театр, сторителлинг, современный танец, видео-арт и даже немного театр кукол. В отличие от сказки Андерсена, он дарил надежду на еще один способ спасения, помимо загробной жизни. В финале объявляется, что актриса, рассказывавшая историю, в детстве была почти как ее героиня, но вернулась к нормальной жизни благодаря таланту. Стала успешной танцовщицей.

Фестиваль “Гаврош” в каком-то смысле может называться младшим братом “NET” и “Территории”, привозящих москвичам из Европы спектакли, которые полезно увидеть любому образованному человеку. Детский театр – такая же часть мирового искусства, и очень важно время от времени напоминать об этом очевидными примерами. На “Гавроше”-2014 было еще несколько российских спектаклей и спецпрограмма из семинаров, мастер-классов, выездных показов. Пожалуй, фестивалю не хватает только одного – более обширной образовательной части для профессионалов детского театра, чтобы позитивный опыт распространялся как можно дальше вглубь России.

Александра СОЛДАТОВА
«Экран и сцена»
№ 20 за 2014 год.
Print Friendly, PDF & Email