Воздушный театр

• Сцена из спектакля “Выждать время” Фото автораВ Турине закончился 10-й международный фестиваль “Teatro a Corte”. Это название переводится как “Театр во дворе”. Мы решили рассказать не только об уличных спектаклях, игравшихся в окрестностях Пьемонта, но и о самом городе.

Фестиваль “Teatro a Corte” возник 10 лет назад по инициативе директора фонда “Театр Пьемонта – Европе” Беппе Навелло (Beppe Navello). Кроме чисто театральной цели была у фестиваля еще одна – привлечь в Турин туристов. Как ни удивительно, но город, основанный еще римлянами, возродившийся в XI веке и позднее строившийся с имперским размахом (правившая здесь Савойская династия претендовала объединить вокруг себя всю Италию), город, вобравший все архитектурные стили XVIII, XIX и XX веков (такой сталинский, то есть муссолиниевский, конструктивизм мало где увидишь!), сегодня считается скучным промышленным центром и лежит в стороне от туристических троп.
Завод “Fiat”, действительно, находится в Турине, равно как и потрясающий музей автомобильного дизайна. Но, честное слово, в Турине есть достопримечательности поважнее. Например, в библиотеке на Королевской площади в открытом доступе лежат книги с пометками Леонардо да Винчи, под конец жизни поселившегося в Турине. В особом зале без окон выставлены его последние карандашные рисунки. А на соседней площади, примыкая к руинам древнеримских башен, стоит собор Святого Иоанна Крестителя, где хранится Туринская Плащаница, добытая в Средние века Савойскими князьями. Сейчас посетителям показывают лишь ларец, где хранится реликвия, а над ним висит лик Христа – тот, каким он запечатлен на ткани. И все равно посещение этой весьма скромной по убранству церкви становится потрясением даже для закоренелых атеистов. Почему? Ну, может быть, потому, что вокруг столько древностей, что усомниться в подлинности Плащаницы как-то не приходит в голову.

Кино
Самый необычный музей кино тоже находится в Турине. Высоченное здание со шпилем строилось в XIX веке как синагога, но, как рассказывают туринцы, евреи сочли его слишком большим – и продали городу. История кино занимает несколько этажей: от театра теней, стереоскопических картинок и вертушек, демонстрирующих, как обычный рисунок может превратиться в мультик, до “кухни кино”, то есть настоящей монтажной, устроенной как огромная кухня, в варочную панель которой вмонтированы мониторы. А в небольших “гостиных”, чей антураж повторяет кадры киноклассики – от салона, где собирались персонажи “Скромного обаяния буржуазии”, до салона космического корабля из очередных “Звездных войн”, экраны без остановки транс-лируют самые знаменитые фильмы. Зазевавшись и подойдя слишком близко, можно запросто обнаружить себя в кадре вместе с героями Бунюэля или Антониони – ведь кино это иллюзия, обман, искусный монтаж. И в музее кино полным-полно трюков, вроде бы наглядно этот обман разоблачающих, а на самом деле только усиливающих ощущение магии. Впрочем, одно из самых сильных впечатлений – витрина с личными вещами Федерико Феллини: красный шерстяной шарф, фетровая шляпа, пожелтевшая телеграмма от Американской киноакадемии: “Поздравляем, ваш фильм “Восемь с половиной” – лучший…”

 
Театр
Можно сказать, что театральный фестиваль “Teatro a Corte” строится по тому же принципу, что и музей кино: приглашенные журналисты не только смотрят спектакли, собранные директором Беппе Навелло и его помощниками со всей Европы, но узнают изнутри город и его окрестности. Вот, скажем шоу “Slips inside” бельгийской группы “Okidok” игралось на маленькой площади старинного городка Гарессио, зажатого среди гор. Целый автобус журналистов, среди которых рядом с вашим корреспондентом оказались коллеги из Франции, Бельгии, Латвии, Эстонии и даже из Вьетнама, долго ехал по альпийским долинам. После угостили в мэрии настоящим пьемонтским поленто (что-то вроде кукурузной каши, сдобренной тертым сыром и трюфельным соусом). Потом вывели на площадь, где уже собрались обитатели городка – вполне современные люди, но, судя по их реакциям, впервые в жизни попавшие в театр. В общем, следить за реакцией публики оказалось не менее интересно, чем смотреть милую, но весьма непритязательную клоунаду двух бельгийцев – клоунаду, как раз и рассчитанную на таких вот наивных зрителей.
Впрочем, закрытие фестиваля восхитило даже самых отъявленных театральных гурманов. Место действия – дворец Венариа Реале (La Venaria Reale) – бывшая летняя резиденция династии Савойских королей. В садах и парках этого итальянского Версаля выступали французские и финские циркачи, один виртуознее другого. А уж шоу, показанное французской компанией “Les Colporteurs”, своим участием могло сделать честь любому театральному фестивалю, включая Авиньонский.
…На траве стоит конструкция из металлических труб и толстой проволоки. Пока публика рассаживается – кто прямо на траву, кто на специально принесенные коврики, две нетерпеливые зрительницы: пожилая – в строгом костюмчике, молодая – в рокерской майке, мини-юбке и рваных чулках, решают покрасоваться на металлической конструкции. Вывернувшись из рук администратора, они и не думают уходить и принимаются карабкаться вверх по трубам, неловко изгибаясь и осыпая собравшихся градом предметов, падающих из их сумок. При этом старшая норовит “прикрыть срам” и придерживает задравшуюся юбку младшей, от чего зрелище становится еще нелепей. Младшая же принимает все более дикие позы. И, в конце концов, “плюхается” на проволоку, сев на шпагат.
Шоу Агаты Оливьер, Сании Косонен и Флоранта Блондо называется “Звезды” (“Les Etoiles”). Название шаблонное, а представление – изысканное и смешное. Потому что любой самый известный трюк здесь доводят до почти невозможного уровня. Скажем, разгуливают по проволоке на высоченных каб-луках. Или балансируют, отталкиваясь от нее коленями и приземляясь на ступни. Прыгают по проволоке на ягодицах, выполняют сальто – и при этом не выходят из образа нелепых дурех, впервые оказавшихся на арене. У представления есть и вторая, лирическая часть, в которой юноша преследует ускользающую от него возлюбленную. И опять – виртуозное движение по проволоке кажется случайным, но вполне естественным дополнением к напряжению и трепету любовного свидания. В общем, это не совсем цирк и не совсем театр. Но, может быть, это цирк, устроенный по системе Станиславского?..

Алла ШЕНДЕРОВА
«Экран и сцена» №16 за 2010 год.
Print Friendly, PDF & Email