Мойры заглянули в Карелию

Фото Д.БУХТИНОЙ
Фото Д.БУХТИНОЙ

В конце октября на сцене Театра кукол Карелии проходили организованные “Росконцертом” “Большие гастроли” – Московский областной театр кукол привез в Петрозаводск три спектакля, а открыл гастроли спектакль “Мойры Петроградского района” режиссера и художника Александры Ловянниковой. В 2018 году спектакль номинировался на премию “Золотая Маска” в 5 номинациях.

С 1970-х годов Московский областной театр кукол стал творческой лабораторией современной драматургии для детей. Многие современные писатели и драматурги писали пьесы для этого театра. Пьеса “Мойры Петроградского района” написана драматургом Константином Федоровым специально для традиционной лаборатории в театре кукол. Автор текста, режиссер и художник сумели создать на очень небольшом сценическом планшете пространство северной столицы, а если точнее – Петроградского района, с довольно точно изображенными мостом и фасадами конкретных домов. Публика попадает в сказочную или даже мифическую историю, происходящую в реальном городе.

Легкое, полное любви к Петербургу и его жителям погружение оказалось настолько удачным, что многие зрители когда-нибудь обязательно вспомнят спектакль, проходя по мосту, соединяющему Аптекарский и Каменный острова. А кто-то, возможно, пристально взглянет под ноги: вдруг там еще лежат оброненные фиолетововолосой мойрой Атропой (Наталья Третьяк) ножницы.

Есть одна важная особенность в этой сценической версии городского мифа. Привычно, что Санкт-Петербург – город серого гранита и дождей. Авторы спектакля засыпали, закружили мосты, дома и фонари в облаках белого искрящегося снега. Этот прием сделал город мягче и теплее. Все персонажи – куклы-перчатки с лицами из папье-маше: кожаные, лайковые, шерстяные, замшевые, пуховые… Материал и цвет сразу задают характер, дают социальный статус и даже иногда определяют судьбу. Пальцы актеров (Анастасия Игнатенко, Марина Романова, Наталья Третьяк, Николай Воронов), исполняющих по несколько ролей, – ноги героев. Походка становится одной из основных характеристик, и актеры очень технично переключаются, создавая для каждого жителя Петроградской стороны индивидуальный рисунок. Мойры Ловянниковой – старухи под 200 лет, в душе оставшиеся девочками. У них яркие одежды и яркие волосы, заплетенные в две косы.

Три греческих богини судьбы: пряха Клото, отмеряющая судьбы Лахесис и уже упомянутая Атропа, ждут не дождутся, когда закончится их северная вахта. Катушки с разноцветными нитями судьбы в полном порядке и на постоянном контроле. Но старые мойры пошли искать потерянные ножницы, а тайно живущая в доме безбашенная голодная Белка запутала нитки так, что не всякой человеческой жизни хватит на то, чтобы эти нитки распутать. В пьесе Федорова белке под 50 лет, а в спектакле – это шустрый рыжий напальчник. И никто теперь не узнает, что в этих историях было от судьбы, а что от Белки.

Потеря мойрой Атропой ножниц для обрезания нити жизни, их поиск и счастливое обретение – сквозной сюжет, на фоне которого происходит череда микроисторий. На время поиска ножниц в городе наступает период без смертей. Парикмахер, нашедший волшебные ножницы, не может удержаться от соблазна ими воспользоваться, поэтому поиск приобретает детективные черты.

Главной темой, как и положено в рождественской истории, становится тема мечты, обретения любви, дома и друзей. “Категорически беспородная и невероятно лохматая” серая пуховая перчатка-собачка забавна, пластична и мила (Наталья Третьяк). Бездомный Старик и детдомовец Вова, в соответствии с жизнью каждого, – серые перчатки из непонятного материала. Такие разные: бизнесмен Вадим и девушка Лера “с переизбытком вкуса” – очень странная пара. Кажется, они должны расстаться, но не то мойры, не то Белка дают им шанс остаться вместе, да еще и приютить Вову и собаку. Рождественская ночь – время, когда все возможно, даже если утром вернется на круги своя.

Мойры передают свой пост в Петроградском районе новой смене, а сами отправляются в Грецию – на море. “Инфицированные человечностью”, возвращаются в теплый и солнечный миф. А в заснеженном сказочном Питере совсем не сказочный дворник (оранжевая хозяйственная перчатка) продолжит убирать дворы и напевать: “Женщина, я не танцую”.

Перчаточные куклы, при всей простоте, демонстрируют развивающиеся к финалу характеры. С главными персонажами происходят события, заставляющие их задуматься, пересмотреть свои жизненные ценности и установки.

Современная мифология места – то, чего всегда не хватает и что рождается нечасто. “Мойры Петроградского района” – несомненная удача на радость зрителям “12+”. Светлая история не обошлась без смерти. Умирает 80-летний бомж. Он ждал свою смерть, и вот рука кукловода выскальзывает из перчатки и делает легкое движение вверх. Всех мойр, в случае хорошей работы, ждут греческие пляжи, а живая душа прячется в гладкие или лохматые оболочки, чтобы в свой срок выскользнуть – это будет легкое движение вверх или тяжелое стремление вниз.

Ольга КОВЛАКОВА

«Экран и сцена»
№ 22 за 2021 год.

Print Friendly, PDF & Email