Нижегородская идентичность

Сцена из спектакля “Тарас Бульба”. Фото предоставлено фестивалем
Сцена из спектакля “Тарас Бульба”. Фото предоставлено фестивалем

Нижегородский театральный фестиваль имени Максима Горького прошел десятый раз, хотя отсчитывает свою историю аж с 1958 года. Тогда в Ниж-нем Новгороде показали четыре спектакля по произведениям “пролетарского классика”, включая “Вассу Железнову” с Верой Пашенной, “Фому Гордеева” с Людмилой Целиковской и местную “Фальшивую монету”, где играл Николай Левкоев, чьим именем названа одна из двух премий фестиваля, вручаемая жюри за актерскую работу. (Другая премия – имени левкоевского ученика Евгения Евстигнеева – может быть вручена как актеру, так и спектаклю, режиссеру или любому другому соавтору постановки.) После того первого “съезда” горьковских постановок подобные смотры устраивались раз в одно-два десятилетия, но начиная с 2011 года директор Нижегородского театра драмы имени М.Горького Борис Кайнов и его команда проводят фестиваль регулярно – в режиме биеннале. Раз от разу перед ними встает задача, актуальная для любого театрального форума имени литератора: как собрать афишу из действительно удачных, содержательных прочтений этого автора? А если не только этого автора, то как обосновать включение спектаклей по материалу, вроде бы не имеющему к нему прямого отношения?

В этом году Горьковский фестиваль прошел под заголовком “Герои своего времени: драматургия личности”. Интересно проследить, как складывалась драматургия самого фестиваля. Открылся он торжественно – “Звездой вашего периода” МХТ имени А.П.Чехова в режиссуре несомненной звезды и героини нашего времени Ренаты Литвиновой. Она играет главную роль – стареющую диву советского кино Маргариту Леско, выписанную с оглядкой на героиню Глории Свенсон из “Бульвара Сансет” (спектакль обозначен как оммаж фильму Билли Уайлдера). Спектакль, на фестивальном показе прошедший неровно, оставил недоумение: о чем эта умозрительная история и “что нам Гекуба”? Возможно, на экране тот стиль, который стремились воплотить авторы, сработал бы, но театр требует чуткости к действию, с чем у Литвиновой как у театрального режиссера проблемы. “Звезда вашего периода” выглядит антрепризным провинциальным спектаклем дорежиссерской эпохи. Это, впрочем, не отменяет важности того факта, что фестиваль открылся постановкой МХТ и нижегородцы узрели “живую Ренату Литвинову”. Поклонники дивы (к числу которых отношусь и я) оценили ее простодушный жест – позволить себе пребывать на сцене “как я есть” – с наработанным имид-жем и манерностью. Литвинова прелестно ворковала – можно было даже не вслушиваться в текст, демонстрировала красивые платья стильной колдуньи, ворожила в воздухе руками.

Сцена из спектакля “Герои среди нас”. Фото предоставлено фестивалем
Сцена из спектакля “Герои среди нас”. Фото предоставлено фестивалем

Отдельно выглядел в афише и спектакль театра “Балтийский дом” по пьесе Ильи Члаки “Ты, я…” в постановке Юрия Ядровского. Это дуэт прекрасных петербургских актеров Натальи Парашкиной и Юрия Елагина, диалог Мужчины условного позднесоветского времени и Женщины, предстающей то его женой, то матерью, а то и первой любовью. Нельзя сказать, что спектакль, в Петербурге идущий на камерной сцене, легко выдержал испытание большим пространством. Стал очевиден и нажим в актерской игре, и то, что потерянность героя больше обозначается внешними средствами (отсылающими к Олегу Далю – мы видим на сцене его автопортрет, звучит его голос), чем проживается. Неприкаянность подается как факт, причины ее не рас-крываются, хотя, казалось бы, к этому располагает сам ретроспективный ход пьесы: герой вспоминает, ведет разговор с женщинами из своего прошлого.

Актер Нижегородской драмы Сергей Блохин получил премию Левкоева за роль Тараса Бульбы в одноименном спектакле Олега Липовецкого. Такое чувство, что режиссер ставил повесть Гоголя, находясь “в другом лагере”: режиссерские акценты расставлены так, что запорожские казаки не могут вызвать симпатии, это безликие агрессивные вояки, а Тарас не способен жить без войны, она становится для него самоцелью. Любовная линия – роман Андрия с полячкой – дана весьма формально. Но счастье для театра, что в его труппе есть самобытные мощные артисты, способные создавать роль даже в некоем конфликте с режиссерским построением. Таков Сергей Блохин, сыгравший Тараса как сложную противоречивую личность и любящего отца. Таков и Олег Шапков, чей Кирдяга стал достойным оппонентом главного героя.

Мощно прозвучал в Нижнем Новгороде спектакль столичного Театра имени Вл. Маяковского “Русский роман”, о котором написано немало. Отмечу только, что за годы, прошедшие с премьеры, он не только не потерял сильного дыхания, но развивается; в финале возникло редкое сегодня единение актеров со зрителями. (Миндаугас Карбаускис получил спецприз жюри Горьковского фестиваля за режиссуру.) И хотя Лев Толстой, вокруг которого закручено действие, остается персонажем внесценическим, присутствие “Русского романа” в афише фестиваля имени Горького оказалось символичным: два великих писателя схожи своей миссией в русской литературе.

Собственно за горьковское наследие в этот раз “отвечали” два спектакля: “Мещане” петербургского ТЮЗа и “Васса Железнова и другие” Национального театра из Белграда. Режиссер первого из них Елизавета Бондарь решала как будто прежде всего формальные задачи: персонажи – ожившие в икеевской меблировке мертвецы, двигающиеся как куклы и говорящие искусственными голосами. Иван Стрюк в роли Тетерева явил феноменальное умение очеловечить персонаж даже в таких умозрительных условиях режиссуры, придать ему объем. Но в целом сюжет, который сегодня кажется устаревшим, не зазвучал по-новому.

“Васса Железнова” Златко Свибена поставлена с академической холодностью, статуарно, декламационно, и по большому счету тоже не очень понятно, чем режиссера привлекла пьеса. Но он разбавил ее другими произведениями Горького. И если “Песня о Соколе” выглядит напыщенным символизмом (Ужа и Сокола зритель, судя по всему, должен соотнести с Вассой и ее мужем), то сцены из “Дела Артамоновых” выглядели органично: “сермяжный” эпос резонировал с натурой сербских артистов, которым удаются дикие, природные, языческие по сути проявления героев.

Фестиваль должен был завершиться “Дядей Ваней” московского Губернского театра, но из-за болезни Сергея Безрукова закончился на день раньше спектаклем “Герои среди нас” нижегородского Центра театрального мастерства. Это образец “театра горожан” в режиссуре Никиты Бетехтина: наряду с актерами, исполняющими большие монологи нижегородцев (созданными в технике вербатим и составленными драматургом Сергеем Давыдовым в композицию), участвуют и непрофессионалы, реальные жители города, представители разных возрастов и профессий. Хотя спектакль не имеет никакого отношения к Горькому, он оказался бесспорной удачей фестиваля, и логично, что “Герои среди нас” стали обладателями премии Евстигнеева. (Тот случай, когда жюри идет на закрытие фестиваля, уже понимая, как распределит награды, а финальный спектакль рушит все построение.) Режиссер сумел так организовать сценические условия, что каждый артист, профессионал он или нет, остается собой. Люди говорят о проблемах города, о жилищно-коммунальных сложностях, о своих мечтах и снах, о победах и промахах. Здесь нет желания понравиться зрителю. И именно этим подкупает спектакль, в чем-то очень горьковский – из-за своей злободневности и публицистичности, не отменяющих чуткого вслушивания в человека. Из-за простодушных монологов о труде, о буднях, о социуме. К каждому из этих монологов Никита Бетехтин подобрал свой ключ, помогая исполнителям найти интонацию. Она сторонится как театральности, настырной игры, так и бесцветного бормотания.

Интересно было наблюдать за течением фестиваля, который открылся бенефисом звезды, постепенно набирал сильное дыхание и завершился спектаклем, где принципиально нет звезд, герой вроде бы коллективный, но у каждого присутствующего на сцене свое уникальное лицо.

Евгений АВРАМЕНКО

«Экран и сцена»
№ 21 за 2021 год.

Print Friendly, PDF & Email