Круглый стол в военно-полевых условиях: быть или не быть истории кино

Кадр из фильма “Две тысячи песен Фариды”
Кадр из фильма “Две тысячи песен Фариды”

Кинофестиваль “Московская премьера” ведет свою историю с 2003 года. С 2019-го его партнером стал Межгосударственный фонд гуманитарного сотрудничества государств – участников СНГ, и кинофорум обрел международный статус. Его задача – поддержка кинематографа стран постсоветского пространства.

Председатель жюри полнометражного конкурса 2-го Международного фестиваля кино стран Содружества “Московская премьера” – режиссер Алексей Федорченко. Председатель жюри конкурса короткого метра – режиссер Айбек Дайырбеков (Кыргызстан). В программу вошло 50 фильмов из 15 стран.

В рамках нынешней “Московской премьеры” прошел Круглый стол на тему “История кино в киноведении стран постсоветского пространства”.

В разговоре приняли участие: директор Нового института культурологии (НИК) Нина Кочеляева, президент Гильдии киноведов и кинокритиков России Кирилл Разлогов, киноведы Николай Лавренюк (Беларусь), Мария Костюкович (Беларусь), Ногербек Баубек (Казахстан), Гульбара Толомушова (Кыргызстан), Ольга Шервуд (Санкт-Петербург), Жамила Двинятина (Санкт-Петербург), Юрий Шуйский (Санкт-Петербург), Андрей Кулик (Екатеринбург), Мария Онипкина (Челябинск), Евгений Майзель (Москва), Николай Тележников (Челябинск), Наталья Петракова (Владивосток), Светлана Старостина (Пенза), Глеб Чечевин (Самара). Модери-ровал встречу художественный руководитель фестиваля “Московская премьера” Вячеслав Шмыров.

 На обсуждение был вынесен ряд проблем. В частности, насколько необходимо (и возможно ли в принципе) написание общей истории кино стран постсоветского пространства. Обговаривались практические вопросы реализации данного проекта, а именно ЧТО войдет в предполагаемый труд, ГДЕ публиковать подготовленный материал, КОГДА и с какой периодичностью это делать, и, главное, какой командой.

Особый интерес представлял живой киноведческий опыт участников Круглого стола, объединившего представителей четырех стран (Кыргызстан, Беларусь, Казахстан, Россия) и нескольких российских регионов (от Санкт-Петербурга до Владивостока).

Нельзя не отметить небывалый размах 2-го Международного кинофестиваля “Московская премьера” в непростых условиях разгара пандемии, когда границы закрыли, учреждения культуры Москвы вынужденно не работали, а заполняемость кинозалов не должна была превышать 25 процентов.

Круглый стол, прошедший в таких военно-полевых условиях, представлял особый интерес градусом вовлеченности участников в поставленную проблему. Очертим подробнее круг заявленных на Круглом столе вопросов.

Обоснование необходимости переосмысления истории кино в постсоветском пространстве.

Первым взял слово художественный руководитель и генеральный продюсер фестиваля Вячеслав Шмыров, обрисовавший непростую ситуацию в профильных вузах. Программы по истории кино устарели, как и сам принцип, по которому они строились, когда к истории советского кино методом простого сложения, добавляли еще 30 лет.

Всякое переосмысление распада СССР в таких программах отсутствует, как отсутствует и новый взгляд на молодое, само-определяющееся кино стран Содружества. И если наложить старую советскую, привычную историю кино на мировые рейтинги киноведов, то обнаруживается ряд несовпадений. Новые и малоизвестные имена в “нашей истории” оказываются в топе мировых рейтингов, в то время как привычные и дорогие нам фамилии не занимают в реальном мировом пространстве того места, которое отдаем им мы.

В итоге возникает вопрос, что включать в курс истории кинематографии, какие имена приводить студентам, притом, что в сети есть все и про всех, но, как мы знаем, любая претензия на всеохватность обнажает как раз невозможность таковой. И чем очевидней претензия, тем очевидней зияет то, чего нет.

Эту же проблему – огромного количества кинематографического материала, не поддающегося четкой классификации, – отметил и Кирилл Разлогов – президент Гильдии киноведов и кинокритиков России, преподаватель высшей школы европейских культур.

В своем выступлении Кирилл Эмильевич настаивал на чтении курса истории кино как единого целого, не выделяя отдельно курс отечественного кинематографа, который должен рассматриваться как часть глобальной истории мирового кинопроцесса, так же как и история кино СССР, и история кино стран Содружества. Однако при таком подходе встает обозначенная выше проблема, которой еще недавно не существовало: как все вместить?

Отвечая на этот вопрос, Кирилл Разлогов предложил обратиться к опыту преподавания истории мировой литературы, объем которой на порядок обширнее истории кино. Большим подспорьем здесь окажется самостоятельная работа студентов, а для аудиторных занятий следует оставить только несомненные шедевры.

Кроме того, включение советского и постсоветского кино в поток мировой истории кинематографии снимет и еще одну проблему, возникшую с момента распада СССР. До 1991 года кино братских республик рассматривалось как часть советского (то есть отечественного), а в постсоветский период оно же стало изучаться как зарубежное, что внесло диспропорцию и дисбаланс в существующие вузовские программы.

Что касается цельного блока истории стран постсоветского пространства в общем курсе мирового кинематографа, то, по мнению докладчика, такой блок непременно должен быть, при условии соблюдения некоторых условий: в Узбекистане следует больше внимания уделять узбекскому кино, в Киргизии – киргизскому и так далее. И ничто не должно ограничивать свободу выбора студентов. Пусть особое внимание их отдается тому фрагменту мирового кинематографа, который им наиболее интересен, а общий курс будет ограничен самыми лучшими фильмами.

Кроме вышеуказанных проблем, в обсуждение которых активно включились не только присутствующие здесь же преподаватели гуманитарных вузов, но и киноведы из бывших союзных республик и регионов России, Кирилл Эмильевич обозначил еще одну проблему, важную для переосмысления истории кинематографа – а именно проблему периодизации истории кино и положенных в основу такой периодизации критериев.

Начало и конец истории кино. Переход к современности.

Традиционно история кино рассматривается по странам и периодам. Однако художественные тенденции переходят за пределы того или иного периода и начинают существовать в том или ином типе кино-индустрии, к которому также не сводятся. Таким образом, получается, что за основу периодизации следует брать именно художественные тенденции? Однако вряд ли для кого-то станет сюрпризом, что в современном мировосприятии то, что мы привыкли называть искусством (и художественными тенденциями в нем), оказывается далеко на заднем плане, в отличие от актуальных вопросов кассовых сборов, участия кинозвезд, их популярности и так далее. Поэтому Кирилл Разлогов – автор книги “Мировое кино. История искусства экрана” [1] – в основу своей периодизации положил малоизученное, но интуитивно понятное явление “общественного резонанса”.

В результате выяснилось, что к середине 70-х годов XX века Феллини, Антониони, Висконти, а также французская “новая волна” и прочие европейские “новые волны” уже оказались более или менее глубокой историей, а современностью стали “Звездные войны”. Это ключевой фильм, несколько десятилетий подряд позволявший безбедно жить студии “20th Century Fox” (20-й век Фокс), быстро перестал быть явлением исключительно американской культуры, а стал явлением культуры вообще или планетарной культуры. Однако вскоре и он ушел в историю.

Следующая веха, отделяющая историю от современности, обозначилась на рубеже 80–90-х годов, когда центр внимания зрителей переместился с игровых полнометражных фильмов в сторону сериалов. Пика своего этот этап достиг к моменту выхода “Игры престолов”. Сейчас, по утверждению Кирилла Разлогова, наступает новый этап, и центр общественного резонанса переходит от сериалов в сторону короткого метра. Полупрофессиональное, любительское кино, снятое на сотовый телефон, оказывается в тренде. Однако данное утверждение Разлогов выдвинул как рабочую гипотезу, требующую своего подтверждения.

Так или иначе, граница, отделяющая историю от современности, сдвигается с определенной периодичностью, и на наших глазах сместится еще не раз. Начинать же историю кино – предлагает К.Разлогов – необходимо от царя Гороха, и таким царем оказывается Платон с его притчей о пещере [2], а также вся история создания соответствующих приспособлений. Таким образом, вопрос начала истории кинематографа изучен достаточно хорошо, в то время как вопрос ее конца, и определения момента перехода к современности, требует появления нового поколения киноведов, которые, возможно, будут читать уже не курс истории кино, а курс истории аудио-визуального искусства или аудио-визуального творчества.

Возможно, этот курс включит в себя анимацию, сериалы, коллажи, ролики для инстаграма и другие продукты творческого поиска, куда экран войдет лишь как незначительная часть…

О механизмах реализации идеи написания общей истории кино в постсоветском пространстве.

Александр Карнаушкин в фильме “Седьмой пробег по контуру земного шара”
Александр Карнаушкин в фильме “Седьмой пробег по контуру земного шара”

Вернувшись из будущего, так ярко описанного Кириллом Разлоговым, к проблемам настоящего, участники Круглого стола единогласно высказались за написание общей истории стран Содружества, потому как необходимо обновление существующих вузовских программ и нужен достойный фактический, энциклопедический, справочный материал для непосредственной, работы киноведов-практиков. Быть иль не быть проекту общей истории, решили в пользу “быть”. Осталось определиться с рядом практических вопросов.

ЧТО. Что включать в программу? Из выступления К.Разлогова следует, что “самые лучшие фильмы”. Но “большое видится на расстоянии” – на расстоянии времени, прежде всего, а история кино насчитывает всего-то 125 лет, история постсоветского кино – в пять раз меньше. За такой срок трудно адекватно оценить художественную ценность созданного. Это первый вопрос, а суть второго заключается в том, что не только фильмами одними ограничивается круг работы киноведа. Сюда также включается работа с архивами ушедших из жизни кинематографистов, работа по созданию музеев их памяти, работа над обновлением кинословаря. На необходимости последней особо настаивает Ольга Шервуд, так как, по ее утверждению, оба существующих издания кинословаря [3, 4] безнадёжно устарели.

ГДЕ. Другой вопрос – где публиковать подготовленные материалы? На этот счет мнения разделились. Часть выступающих высказалась за виртуальный проект, представляющий собой академическую базу данных, напоминающую Scopus в области кино. В частности, приводились ссылки на уже существующий просветительский ресурс “Чапаев” [5], подготовленный журналом “Сеанс” [6], вторая группа участников согласилась с Евгением Майзелем в том, что интернет как архив – среда крайне ненадежная.

Интернет нестабилен, его адреса меняются и исчезают, содержимое адресов меняется точно также. Нам никто не сообщит, что статья, которую мы привыкли находить в определенном месте, изменена. Только в последние дни электронные СМИ приходят к необходимости фиксации вносимых изменений. Главная проблема интернета, по словам Евгения Майзеля, в том, что там нет текста как законченного продукта. Любой сетевой материал всегда находится в стадии возможной корректировки, и мы как читатели с неизбежностью оказываемся заложниками этой вечной незавершенности.

В то же время бумажная книга – формат, который тысячелетиями подтверждает свое право на жизнь. Главное, правильно хранить книгу! То же самое касается и кинопленки: целлулоидный носитель оказался более прочным, нежели виртуальный, цифровой – столь мало принадлежащий материальному измерению, а потому в каждый момент подверженный опасности полного и нелепого уничтожения. В итоге, мнение любителей бумажной книги перевесило.

КОГДА. Когда начинать работу над предполагаемым проектом, если адекватная оценка любого произведения искусства (кинофильма в том числе) возможна не ранее, чем через 50 лет после его выхода. Да и сам проект представляется на первый взгляд таким вавилонским и неподъемным, поскольку, по точному замечанию того же Е.Майзеля, людей, непосредственно работающих в кино, значительно больше, чем степень того осмысленного киноведческого, кинокритического внимания, которое им можно уделить. Невозможно писать историю, находясь в ней. Невозможно одновременно творить историю и писать ее.

– И, тем не менее, это необходимо делать, – настаивала Ольга Шервуд. – И делать именно сегодня, пока живы носители уникального знания, не зафиксированного больше нигде, и выяснить его никак, кроме как через личное общение с такими “могиканами”, невозможно…

КТО. Какой командой писать историю кино постсоветского пространства? По утверждению О.Шервуд, политика государства в сфере культуры на сегодняшний день такова, что рассчитывать на помощь властей не приходится. Следовательно, только личный подвиг тех, у кого болит душа за кинематограф, в ком есть любовь и внимание к подобному делу, способен продвинуть ситуацию вперед. Только подвижники от культуры, только “люди-книги” из незабвенного романа Р.Брэдбери, смогут свернуть эту гору. И, конечно, должно быть “содружество” киноведов из разных стран постсоветского пространства, поскольку, кто как не белорус лучше всех расскажет о белорусском кино, и кто как ни казах – о казахском…

“Первая ласточка” в деле создания общей истории стран постсоветского пространства.

Удивительное рядом. К середине обсуждения выяснилось, что коллективная монография со схожим названием и по схожей тематике уже существует [7]. Об уникальном опыте ее создания рассказала директор Нового института культурологии Нина Кочеляева.

Новый институт культурологии (НИК) – автономная некоммерческая организация, выросшая из Российского института культуры, который ликвидировали в 2012 году в результате всеобщей “оптимизации”. После закрытия института перед сотрудниками встала задача сохранения и поддержки тех академических проектов, которые уже были запущены и существовали. Именно для таких целей, по инициативе Кирилла Разлогова, был создан НИК. Институт небольшой, количество сотрудников в нем варьируется в зависимости от того, получила ли организация гранты на текущую деятельность. И первый круг таких грантов оказался связан с историей национальных кинематографий и историей развития кино стран участников СНГ, стран Балтии и Грузии. Инициировала проект Елена Михайловна Стишова, а МФГС – межгосударственный фонд гуманитарного сотрудничества – выделил деньги на его реализацию. НИК очень признателен авторам (их 20 человек), благодаря их слаженной работе монография [7] увидела свет.

Присутствовавший здесь же Ногербек Баубек (один из авторов вышеупомянутой книги) поблагодарил организаторов за оказанную честь, отметил комфортные условия работы и максимально корректное отношение к авторам проекта: отсутствие каких-либо строгих рамок или идеологических цензур. От автора требовалось одно – писать то, что он считает правильным, и то, как он сам это “правильное” видит, осознает, анализирует и интерпретирует. В таком формате, по утверждению докладчика, проект может иметь продолжение. Если подобные работы будут выходить с периодичностью в пять-десять лет, то важное дело восстановления и систематизации истории кино постсоветского пространства будет сделано, общая картина развернется на наших глазах, и ее можно будет проследить в непосредственном развитии.

Отметим, что Новый институт культурологии (НИК) и Межгосударственный фонд гуманитарного сотрудничества (МФГС) второй год подряд поддерживают Международный фестиваль кино стран Содружества “Московская премьера”, и без их поддержки подобная встреча киноведов с целью обсуждения идеи написания общей истории кино стран постсоветского пространства не смогла бы состояться.

История творится на наших глазах… Или киновести из регионов.

Кроме обсуждения поставленного во главу угла вопроса, каждый из участников Круглого стола поделился своим профессиональным опытом, радостью и болью от тех политических, экономических, социальных процессов, в которые он оказался втянут в это непростое время, и которые с неизбежностью отразились на пересмотре оценок прошлого и истории кинематографа в целом. Особенно остро это ощущалось в выступлениях молодых киноведов из Беларуси.

Мария Костюкович – киновед, кинокритик, сотрудник академии наук, автор книги “Детский сеанс” – рассказала, как обстоит дело в ее стране, как схлестываются между собой два могучих дискурса, государственный и национальный, и как душат своей нетерпимостью друг к другу любые научные, культурные начинания. “Побьют и те и эти”, – сказали ей, когда она опубликовала свою книгу о детском кино (казалось бы, что может быть аполитичней этой темы?!). Государственные издательства не брали ее в печать, поскольку автор настойчиво и аргументированно отстаивала право белорусского кино на собственное – белорусское – прошлое, не пытаясь рассматривать его по привычке лишь как часть кино СССР. А приверженцы националистического дискурса не приняли работу, поскольку автор на страницах своей книги ностальгирует по советскому прошлому и отдает дань всему тому хорошему, что было.

Николай Лавренюк, координатор национального конкурса Минского международного кинофестиваля “Лістапад”, рассказал о 27-м фестивале, который должен был стартовать 6 ноября 2020 года, но был внезапно закрыт, отменен, запрещен властями за день до начала показов. Официальной версией закрытия стала неблагоприятная эпидемиологическая обстановка, однако почему-то такие же ограничения не коснулись многих других массовых культурных и спортивных мероприятий в Республике Беларусь.

К слову, отметим, что в рамках фестиваля “Московская премьера” прошел показ нового фильма белорусского режиссера Владимира Янковского “Купала”, ставший одновременно мировой премьерой (поскольку в Минске показа не было). В Москве показ прошел официально, с разрешения министра культуры Республики Беларусь, таким образом, фильм оказался “легализован”, и теперь уже нельзя сделать вид, что его не было.

Не менее напряженная обстановка и в Республике Кыргызстан, о ситуации там рассказала Гульбара Толомушова. В Республике в октябре 2020-го произошла своя революция и свои антиправительственные протесты. Изменения не обошли и Департамент кинематографии. К директору Департамента пришли люди с требованием покинуть свой пост, а перед уходом назначить нового директора киностудии. Но, несмотря на полную неопределенность во всех сферах жизни, Гульбара Толомушова излучает позитив, и у нее есть на это все основания. В 2020 году в Кыргызстане вышло три полнометражных фильма, и все оказались “нарасхват”: фестивали Берлина, Пусана, Шанхая, Таллина, Москвы ждут работы из Кыргызстана.

По словам Вячеслава Шмырова, киргизское кино сегодня – небывалый феномен. Выпускается три картины в год, и каждая оказывается отмеченной не на одном, а на нескольких фестивалях. Для сравнения: в России выходит 330 картин в год, а такого успеха не наблюдаем. Киргизия восхищает своим тонким, точным попаданием в самое яблочко мировых трендов. И пусть не помешают этой тенденции никакие политические передряги. Надо отметить, что таковые уже привели к тому, что из программы 42-го ММКФ сняли армянскую картину, так как ее появление могло “накалить” Азербайджан, а “Московская премьера”, в свою очередь, никак не может найти возможность показать новое кино из Украины…

И, тем не менее, культура как медиум смысла должна стать тем соединительным ферментом, который позволит возродить содружество стран постсоветского пространства на новом уровне, сделав его именно СОДРУЖЕСТВОМ независимых государств.

1. Мировое кино: история искусства экрана / Рос. ин-т культурологии. М.: Эксмо, 2011. (Сокровищница мировой культуры / Рос. ин-т культурологии; авт.-сост. серии К.Э.Разлогов).

2. Платон. Государство: Сократ, Главкон, Полемарх, Фрасимах, Адимат, Кефал: кн. 1-10 / пер. А.Н.Егунов. Древнегреческая философия: От Платона до Аристотеля, пер. с древнегреч. М., 1999.

3. Кинословарь. Советская энциклопедия. В 2 томах. М., 1970.

4. Новейшая история отечественного кино. 1986–2000. В 7 томах. Часть 1. Кинословарь. Том 1. М.: Сеанс, 2001.

5. https://seance.ru/articles/chapaev-project/

6. https://seance.ru

7. “История национальных кинематографий в СССР и перспективы развития кино государств-участников СНГ, стран Балтии и Грузии” (Науч. ред. Н.А.Кочеляева, А.П.Николаева-Чинарова, Е.В.Пархоменко; сост. указателей Е.В.Пархоменко, А.В.Рябоконь. – М.: Академический проект, 2018.

Материал подготовила Наталья ПЕТРАКОВА

«Экран и сцена»
№ 5 за 2021 год.

Print Friendly, PDF & Email