Осенний сезон. Не бархатный

Фотограф Надежда Чичерова
Фотограф Надежда Чичерова

ПРИЗЕРЫ XII МОСКОВСКОГО МЕЖДУНАРОДНОГО ТЕЛЕФЕСТИВАЛЯ “ПРОФЕССИЯ – ЖУРНАЛИСТ”

Лучший документальный фильм

“ИНТЕРНЕТ ДЛЯ ВСЕХ”, режиссер Михаил Комлев

Лучший репортаж

“ДНЕВНИК”, автор Антон Верницкий

Лучший телесюжет

“ДАТА ЖУРНАЛИСТ”, режиссер Владимир Панжев

Профессиональное признание

Евгению БОГАТЫРЕВУ, герою документального фильма “Человек за кадром”

Лучшая телепрограмма

“КАК ИЗМЕНИЛОСЬ ОТЕЧЕСТВЕННОЕ ТВ С МОМЕНТА ЕГО СОЗДАНИЯ?”, авторы Оксана Галькевич, Константин Чуриков

Приз зрительских симпатий

“НЕИЗВЕСТНЫЙ ЯКУБОВИЧ”, режиссер Алексей Киселев

Специальные дипломы жюри

Документальный фильм “ЗАПРЕЩЕННЫЕ ДЕТИ”, режиссер Евдокия Москвина

Документальный фильм “УНЕСЕННЫЕ ВИХРЕМ”, режиссер Елена Раздорская

Документальный фильм “ШТЫКОМ И ПЕРОМ”, режиссер Игорь Довидович

Телерепортаж “ИРКУТСКИЙ ТЕЛЕМАРАФОН”, авторы Оксана Галькевич, Ашот Караханян

Надежде ЧИЧЕРОВОЙ, героине документального фильма “Надежда Чичерова. Свет через себя…”, режиссер Максим Кузьмичев

Организатор фестиваля – Гильдия кинорежиссеров России при поддержке Департамента средств массовой информации и рекламы города Москвы

Вопроса, почему необходим фестиваль “Профессия – журналист”, не возникало. Жизнь подсказала.

Есть журналисты и журналисты. Просьба не путать. Одни через “тернии” подбираются к “звездам”, чтобы собрать о них сплетни и слухи – погуще и пожирнее. Каждый день в час назначенный журналисты федеральных каналов предъявляют зрителям “звездную жизнь” во всей ее красе. Никого не щадят. Такая работа тоже опасна и трудна (можно, мягко говоря, по лицу схлопотать), но, по большому счету, с журналистикой не имеет ничего общего. И речь пойдет не о них, а о других.

Другие порой рискуют жизнью, собирая материалы для статей и телерепортажей. Их убивают, и не всегда убийства раскрываются. Не раскрыты до сих пор даже те, что совершены много лет назад.

Герой фильма “Самарские судьбы. Валерий Иванов” (из программы первого фестиваля) тоже вошел в трагический журналистский список. Главный редактор “Тольятинского обозрения” Валерий Иванов был застрелен киллером 29 апреля 2002 года. Через полтора года произошло еще одно заказное убийство – Алексея Сидорова, сменившего Иванова на посту главного редактора. Оба отслеживали в газете “криминальные темы”, писали о преступности и коррупции, так или иначе связанными с ВАЗом, вокруг которого разгорелась тогда борьба буквально не на жизнь, а на смерть, а места для правосудия не осталось.

Название фестиваля “Профессия – журналист” возникло в свое время от названий двух фильмов: “Профессия: репортер” Микеланджело Антониони (1975) и “Журналист” Сергея Герасимова (1967). Знаковых для своего времени, для самих авторов, для кинематографа.

Хочется вспомнить “Всю президентскую рать” Алана Пакулы 1976 года, где два отчаянных репортера газеты The Washington Post, Боб Вудворд и Карл Бернстайн (их играют Роберт Редфорд и Дастин Хоффман), расследуют Уотергейтский скандал.

Фильм снят по одноименной книге, основанной на этом журналистском расследовании. Фильм в каком-то смысле эталонный. Вот где одержимость профессией, вот где жажда докопаться до истины. Его можно рассматривать и как отменный мастер-класс.

В 2017-м Стивен Спилберг снял “Секретное досье” с Мэрил Стрип и Томом Хэнксом. Это еще одна история журналистского противостояния властям, основанная на реальных событиях. Главные действующие лица – владелец The Washington Post Кэтрин Грэм и главный редактор газеты Бен Брэдли, опубликовавшие сенсационные материалы о войне во Вьетнаме.

Можно вспомнить “Пазл грустного стрингера”, 35-минутную документальную картину Константина Смирнова, получившую одну из главных наград Первого фестиваля.

…Едва освещенная улица городка палестинских беженцев. Тревожное ожидание – вот-вот должны появиться израильские боевики. Слышна перестрелка. В часе езды от Тель-Авива – другой мир – мир, где идет война.

И два раза в неделю израильский репортер Микаэль Шмидт отправляется на территорию Палестинской автономии, в зону арабо-израильского конфликта – снимать все, что там происходит. Потом едет домой, сбрасывает напряжение и снова возвращается. А за ним по пятам следует группа режиссера Константина Смирнова, делающая о нем фильм.

Шмидт не размышляет, кто прав, а кто виноват в этом конфликте, лишь скажет: “Никакой народ не может жить все время в состоянии войны”. Не размышляет, кто прав, а кто виноват, – снимает кадр за кадром. Он стрингер с 25-летним стажем – “вольный охотник”, “волк-одиночка”. Он – человек над событием. Показывает войну такой, какая она есть. Из снятых им крохотных кусочков, фрагментов, пазлов складывается трагическая картина. Пазл грустного стрингера.

Вспомним документальную картину “Крутая лестница” Аркадия Бедерова и Елены Ласкари, показанную на прошлогоднем фестивале. Ее можно отнести к жанру “личных высказываний”. Герой “Крутой лестницы” – Алексей Букалов, журналист-международник, руководитель представительства ТАСС в Италии и Ватикане, писатель, переводчик.

У фильма есть еще одно название – “Трудности перевода”. Как объясняет сам Букалов, перевода не только с языка на язык, а из одной биографии – в другую, из одного города жизни – в другой, из одного конца света – в другой.

Алексей Михайлович придумал свой вид авторского рассказа – “букалики”, по аналогии с жанром древней сицилийской “пастушеской поэзии”. В фильме в его “букаликах” – детство, московская коммуналка, мама, институт международных отношений, редакция журнала “В мире книг“, работа в Сомали и Эфиопии, многочисленные встречи, любимая Галя, с которой прожито сорок лет.

Горит камин, портрет Пушкина на стене, старинный граммофон, книжные полки до потолка, фотографии, много фотографий, собака прохаживается по комнате…

Рассказывает о Бродском – за кадром звучат стихи поэта.

“Декабрь во Флоренции”:

Есть города, в которые нет возврата.

Солнце бьется в их окна, как в гладкие зеркала. То

есть, в них не проникнешь ни за какое злато.

Там всегда протекает река под шестью мостами.

Там есть места, где припадал устами

тоже к устам и пером к листам…

Или “Шесть лет спустя”:

Так долго прожили, что вновь

Второе января пришлось на вторник,

Что удивленно поднятая бровь,

как со стекла автомобиля – дворник,

с лица сгоняла смутную печаль,

незамутненной оставляя даль…

В Италии Алексей Михайлович прожил тридцать лет. Знал здесь едва ли не каждый уголок. Их невозможно было представить друг без друга – Букалова и Италию. Он стал “нашим человеком в Ватикане”, получил аккредитацию при Святом престоле. Более двадцати лет в папском пуле. Первый отечественный журналист, сопровождавший понтификов в поездках по миру. Делал об этом статьи и репортажи. Написал книгу “С понтификами по белу свету” – об общении с главами Римско-католической церкви Иоанном Павлом II, Бенедиктом XVI и Франциском.

С Папой Бенедиктом побывал в Польше, в Освенциме. Папа Бенедикт сказал, что немецкий пастор должен побывать в Освенциме. В лагере вышли на поляну с черными камнями. На камнях, на разных языках – число жертв. У каждого камня папа тихо творил молитву. У последнего – неожиданно остановился, поднял голову и спросил по-итальянски: “А где же ты был, Господи?”. Но самое удивительное, рассказывает Букалов, что он получил ответ: изменилось освещение, зажглась ярчайшая радуга…

“Роман о царском арапе”, “Пушкинская Африка”, “Пушкинская Италия”. Автор этих книг – Алексей Букалов. Пушкинистом он себя не считал, признался, что это “записки журналиста”. Записки бесценные.

Крутая лестница. В Риме их немало. Испанская лестница, лестница Микеланджело, ведущая на Капитолийский холм, винтовая лестница в Ватиканском дворце, Святая лестница (Scala Santa) в церкви Святая Святых на Латеранском холме, римские лестницы-улицы. Не раз и не два Алексей Михайлович проходил по этим лестницам. Некоторые из них – в кадре. В кадре – мост через Тибр, с него виден собор Святого Петра…

“Крутая лестница”. Название фильма читается и как лестница судьбы. Лестница судьбы Алексея Букалова. 27 декабря 2018-го его не стало. Это случилось в Риме. 22 августа 2020-го ему исполнилось бы 80 лет.

Фестиваль “Профессия – журналист” в 2009-м начинался как всероссийский. Со временем вылился в международный. Начинался как кинофестиваль. Вылился в кино-телевизионный. Нынешний, двенадцатый, прошел в Белом зале Центрального Дома кинематографистов. Собрал фильмы для большого экрана, документальные репортажи, зарисовки, личные высказывания, журналистские расследования, телеочерки, портреты. Среди фильмов-портретов – “Надежда Чичерова. Свет через себя…” режиссера Максима Кузьмичева.

Восход солнца, трава, морской прибой, капля росы, рябиновые гроздья, улыбка ребенка, осенний парк, мужчина на скамейке, влюбленные…

Голос за кадром:

– Что такое счастливый человек? Какой он? Я вглядываюсь в лица прохожих. У каждого неповторимый характер, своя судьба…

Фотокорреспондент из Донецка Надежда Чичерова вглядывается в лица и ищет ответ. Своими фотографиями продлевает мгновения жизни. Снимает радостные, счастливые моменты, забавные, восторженные, вдохновенные, тревожные, порой трагические. Людей и события.

Артемий Троицкий, критик
Артемий Троицкий, критик

Снимала в Донбассе, на передовой, снимала военные события в ДНР. Снимает мирную жизнь. На ее фотографиях – солдаты, шахтеры, строители. Отдельная тема – врачи. Отдельная тема – дети войны. И все работы – очень личные, потому что, как сама говорит, пропускает все через себя.

Любит экспериментировать – на новые фотокамеры надевать старые объективы. Возникает эффект размытости. Девочка у окна, котенок, танцовщицы.

 Балет – отдельная привязанность Надежды. Она не ищет моделей для своих снимков, не создает особые условия – и вот словно парящие руки, руки, руки, кружение, полет.

На выставке в Донецке была собрана коллекция работ Надежды Чичеровой. Черно-белых. Кто-то сказал, что в них главное не резкость, а глубина. Репортажи, пейзажи, портреты. Она вглядывается в лица. У каждого человека свой характер, своя судьба…

Герой документальной картины “Человек за кадром” Светланы Харчевиной и Николая Малецкого – Евгений Богатырев, спортивный журналист, режиссер, автор документальных фильмов, автор десятка книг. (Кстати сказать, режиссер Николай Малецкий сделал несколько фильмов по сценариям Евгения Григорьевича, фрагменты из них вошли в картину “Человек за кадром”.)

Когда-то мастер спортивной кинодокументалистики Владимир Коновалов сказал о Богатыреве: “Спорт в его интерпретации – с драмами и разочарованиями, победами и рекордами, с кодексом чести, в чем-то созвучным олимпийским идеалам, это – островок романтики, чудом уцелевший в наш прагматичный век…”.

Как пишущий журналист он имел возможность долго изучать своих героев. Первая его публикация об Игоре Тер-Ованесяне, кумире его молодости и целого поколения, неоднократном рекордсмене мира в прыжках в длину, появилась в “Московском комсомольце” в 1966 году, а фильм о нем сделан в 2019-м. Кадры кинохроники – Тер-Ованесян, молодой, красивый, в секторе для прыжков. 1968 год, Олимпиада в Мексике. Тогда, по словам Богатырева, Игорь попал под цунами по имени Боб Бимон.

“Он разрушил все наши представления о прыжках в длину, – с грустью вспоминает Тер-Ованесян. – Под девять метров с первого прыжка. Не просто победил, а убил всякую мечту, сукин сын”.

В фильме – фрагменты из документальных лент, снятых по сценариям Евгения Богатырева. Среди мастеров, о которых он рассказывал, Владимир Куц, стайер, “спортсмен, который всегда бежал впереди”; горнолыжник Александр Жиров, трагически погибший в автокатастрофе; одна из лучших наездниц мира Елена Калинина. Почти двадцать лет Богатырев ходил на тренировки к Юрию Семину, футболисту, футбольному тренеру, ученику легендарного Константина Бескова; в результате “хождения”, наблюдения, общения был снят фильм о нем.

Вместе с Александром Нилиным работал над фильмом о лидерах нашего хоккея (“Сор из избы?”, 1989). Между Игорем Ларионовым, Вячеславом Фетисовым и главным тренером ЦСКА и сборной Союза Виктором Васильевичем Тихоновым возник конфликт. Фильм тогда и потом так и не вышел. Сейчас его можно посмотреть в Сети.

Когда-то Галина Шергова объясняла Богатыреву: “За фильм надо браться только тогда, когда ты чувствуешь потребность, когда ты чувствуешь, что только ты можешь снять эту картину… Ты должен гореть…” А сам Евгений Григорьевич скажет: “Мои герои многому научили меня – умению держать удар, переносить жизненные невзгоды, жизнелюбию”.

Он как драматург, автор сценария документальных картин – всегда за кадром. В кадре – его герои, их спортивные успехи, разочарования, боль, отчаяние, страсти, их очень нелегкая спортивная дорога.

В телевизионном сюжете “За дело!” канала ОТР – интервью с Александром Сладковым. Легендарным военным корреспондентом. Хотя сам он не любит такое определение. Называет себя репортером. И других просит его так называть. Потому что репортер, как считает Сладков, “человек, который все трогает своими руками. Провайдер. Берет вас за руку и ведет туда, где не может оказаться обычный человек. Вместо зрителя получает эмоции, а потом в силу своих способностей передает эти эмоции обществу. Если он начнет лгать или фальшивить, его надо просто забанить, расшлепать, не вынимая папироски изо рта”.

Не считает себя военным репортером – он репортер обычный. Просто оказывается там, где идет война, распутываются конфликты, словом, где горячо. Почему война и конфликты? Потому что там больше эмоций, там все связано со страданиями людей. А человек, если он нормальный человек, способен к состраданию.

Добавляет: “Попробуй, походи среди скучных людей в Госдуме…”

Александр Сладков как специальный корреспондент телеканала “Россия” работал репортером во всех горячих точках бывшего Союза, а также в Ираке, Афганистане, Сербии. Главное для него – наиболее реально отражать события.

Он – крутой, и это не поза, не показуха. Он столько повидал, столько бед случилось на его глазах, что невольно станешь крутым, чтобы все выдержать. Старается помочь людям, с которыми был когда-то на передовой. Один из них – Мирбако Додокалонов, ветеран-пограничник. В 1993-м оборонял от боевиков заставу в Таджикистане, награжден орденом “За личное мужество”. Живет и работает в Екатеринбурге. Пытается получить российский паспорт – он его заслужил своим ранением, своей кровью, возможно, больше, чем кто бы то ни было. Писал в администрацию президента России, ответа не последовало. А ему паспорт очень нужен – чтобы работа была нормальная; копать землю не может по состоянию здоровья.

Чуть меньше двенадцати минут длится интервью, переходящее в монолог. О долге, справедливости, правде. А они сегодня не помешали бы нашему телевидению.

Разрушенные дома вдоль дороги. Следы войны. Съемки фильма “Запрещенные дети” Евдокии Москвиной проходили в Сирии, в лагере для военнопленных, где содержатся дети, чьи родители примкнули к террористам и отправились на войну в Сирию. Родители погибли в зоне военных действий, детей перевели в лагерь для беженцев. Здесь, на чужой территории, они никому не нужны. Живут в жутких условиях. Домой не могут попасть. А их ждут.

В 2013-м в Исламском государстве (террористическая группировка; запрещенная в России) оказались дети и внуки Желауди из Чечни. Дедушка молится за их возвращение.

Правозащитники делали все возможное и даже невозможное, чтобы вернуть детей. В декабре 2018-го съемочная группа фильма, примкнув к “Русской гуманитарной миссии”, отправилась в Сирию.

Это был долгий путь. Алепо, Дамаск, Латакия… Поселение Аль-Хол.

Снимать запрещали, оскорбляли (досталось и Трампу). Ходили по рынкам, расспрашивали, искали, показывали фотографии.

Пять девочек (от года до двенадцати им было, когда они покинули родной дом) удалось вернуть. Привыкают, обживаются, младшая бегает по двору, пытаясь догнать подросшего цыпленка, смотрят телевизор – для них он в новинку. Взрослые не могут на них надышаться.

Пять девочек удалось вернуть. Однако там, в чужом краю, остались тысячи детей. “Запрещенных” детей. Их так называют, поскольку не признают ни в одной стране.

Война окончена – они остались.

“Эта история абсолютно универсальная. Как мы знаем, в Исламское государство (организация запрещена в России) уходили женщины и мужчины со всего мира, и Россия – только малая часть этого движения. Никто в мире не знает, что делать с детьми, которые остались в лагерях Сирийского Курдистана. С одной стороны, это дети. С другой – они воспитывались в ИГ” – комментарий режиссера Евдокии Москвиной.

Был в программе фестиваля пятими-нутный, но многозначный телесюжет “Дневник” журналиста Первого канала Антона Верницкого, заболевшего коронавирусом. Дневник он вел из “красной зоны” инфекционной больницы. С момента госпитализации до момента выписки. День за днем.

Был фильм “Штыком и пером” Игоря Довидовича о военных журналистах. Не нынешних, а тех, кто прошел Великую Отечественную и сражался вместе с солдатами на Брянском фронте.

Был фильм Елены Раздорской “Унесенные вихрем” о журналисте “Радио Свобода” Олеге Туманове. Почти детективная история. Запутанная. Он был своим среди чужих и чужим среди своих. Не просто журналист, а руководитель Русской службы этой радиостанции, на которой проработал двадцать лет. И агент КГБ. Возможно, двойной агент – советско-американский или наоборот. . Сначала из Советского Союза сбежал на Запад, потом, опасаясь разоблачения, поспешил вернуться в Союз. Фильм лишь приоткрыл завесу над тайной жизнью Олега Туманова. Многого, пожалуй, не узнать никогда.

Был фильм Андрея Айрапетова “Критик” об Артемии Троицком.

Крестный отец главных советских рок-звезд.

Самый первый диджей в СССР.

Организатор первых советских рок-фестивалей.

Правдоруб.

Главный российский рок-идеолог.

Стоик, подвижник.

Стремится к идеалу.

Поднимал культуру инакомыслия.

Если Петр прорубил окно в Европу, то он прорубил окно русскому року в западный мир.

И это все о нем – Артемии Троицком – говорят в фильме музыканты.

В кадре – Борис Гребенщиков, Петр Мамонов, Василий Шумов, Гарик Сукачев, Жанна Агузарова, Андрей Макаревич. И те, кого уже нет, – Сергей Курехин, Виктор Цой, Майк Науменко, Александр Башлачев. О ком-то он писал, о ком-то рассказывал на ТВ в “Программе А”, “Кафе Обломов”, кого-то продвигал – от рецензий до организации концертов и выпуска записей.

Поколение дворников и сторожей

Потеряло друг друга

В просторах бесконечной земли

Все разошлись по домам…

Пел Борис Гребенщиков.

Нынче время других песен. Многое изменилось и в жизни Артемия Троицкого.

Ну вот, кажется, и все, хотя, к сожалению, за пределами этого материала осталось немало стоящих работ. Важно, что их увидели.

• Алексей Букалов с женой Галиной на премьере документального фильма “Пушкинская Италия” в московском Доме кино 8 декабря 2017 года

Елена УВАРОВА

«Экран и сцена»
№ 23 за 2020 год.

Print Friendly, PDF & Email