Владимир БЕЛЬДИЯН: «От Театральной до Денежного»

Евгений Вахтангов – студент
Евгений Вахтангов – студент

Театр имени Евг. Вахтангова готовит необычную премьеру, посвященную своему основателю. Это театрализованная экскурсия по улицам Москвы. Экскурсия-погружение в жизнь Евгения Богратионовича Вахтангова. Режиссер иммерсивного спектакля Владимир Бельдиян рассказал, чего ждать зрителям от новой постановки.

 – Очень необычный жанр для Театра Вахтангова. Это что-то вроде интерактивного радиоспектакля? С прогулкой, с постоянной сменой мест действия?

– Да.

– А кто играет?

– В нем занята почти вся труппа: не только актеры участвовали в этой записи, но также и наш директор, и художественный руководитель.

– Любопытно, и кого же сыграл Римас Туминас?

– Константина Станиславского.

– А Кирилл Крок, наверное, Владимира Немировича-Данченко?

– Да.

– А кто же в роли Евгения Вахтангова?

– Это секрет. Могу открыть лишь то, что пробовались все молодые артисты труппы.

– В этом есть что-то символическое.

– Да. Вахтангов присутствует в нашем театре, он среди нас, я это ощущаю. Наш театр держится на очень прочном фундаменте – это любовь к отцу-основателю. Пусть словесно. Но слова материальны. Ни в одном театре так часто не повторяется имя своего основателя, как у нас. Шаманство, наверное, но чем чаще произносят эту фамилию, тем театр становится сильнее. Призываются какие-то высшие силы и помогают. Я абсолютно уверен, что он “там” для этого делает очень-очень много.

– Кажется, у Римаса Туминаса похожая точка зрения, он даже предлагал в дни юбилея закрыть на несколько дней театр, чтобы все, кто “там”, собрались бы в пустых стенах, встретились… И Евгений Вахтангов, конечно.

– Да. Было бы неплохо, если бы “он пришел”. Ведь Вахтангов уходил, не зная, что будет театр, что его детище выживет, ни на что не рассчитывал, уходил в неведении о будущем. Он видел только генеральную репетицию “Принцессы Турандот”. Но его энергия, связующая нас, она здесь.

– Я знаю, что актеры театра очень увлеченно откликнулись на приглашение поучаствовать в записи.

– Да, казалось бы, просто прочитать несколько реплик, но все репетировали, переделывали, если было надо, переписывали, где бы кто ни находился. С большой заинтересованностью работали и с любовью. Это меня поразило. Максим Суханов из Германии присылал свой начитанный текст.

– Автор сценария – вы?

– Автор – Екатерина Жутаутайте. Но кроме нее мне очень помогли историк театра Дмит-рий Трубочкин, сотрудник музея нашего театра Маргарита Литвин и театровед Мария Чернова.

– Это ваш педагог в Щукинском училище?

– Да. Она читала у нас историю театра XX века, и на лекции о Вахтангове наша встреча и произошла. Я помню, как Мария Валерьевна рассказывала нам про Евгения Богратионовича. Что-то тогда было личное в ее глазах! Показалось, что она влюблена в него. И я тогда подумал, что это за человек такой Вахтангов, если современная девушка увлечена им, если для нее он как живой. Это был первый звонок. Ну и потом, когда уже погрузился в тему, узнал, что его называли гипнотизером, у него глаза были большие… И конечно, он обладал магией – столько людей вокруг себя сплотить!

– А как будет строиться спектакль-экскурсия?

– Зритель, или скорее слушатель, отчасти повторит путь молодого Вахтангова, впервые оказавшегося в Москве. Начнется все на Театральной площади. Вахтангов приехал в Москву не из Владикавказа, где родился, а из Риги. Он должен был поступать там в Политехнический институт, экзамены выдержал, но не попал в конкурс, но зато пока готовился и сдавал экзамены, участвовал в театральных постановках. В Москве он подал прошение в университет на естественный факультет, только чтобы не возвращаться домой. Он бежал от отца, от судьбы владельца табачной фабрики. Но и в Москве он опять не учился нормально, а день и ночь ставил спектакли со студентами.

– У вас ведь было похоже? Вы тоже променяли респектабельный вуз на театр?

– Можно и так сказать. Я учился информатике, и у меня тоже был строгий отец, профессор, он преподавал в этом же университете. Но кто-то дернул меня пойти в театр, и через месяц появились первые тройки, отца вызвали на ковер. Он тогда сказал мне: “Понимаешь, Володя, если уж быть актером, то только великим, а тут я тебе ничем не смогу помочь”, дал мне денег на билет и отправил в Москву. А отец Вахтангова до последнего пытался отвратить сына от театра. Он был табачным магнатом, упрямым, тяжелым человеком, которого все боялись, ему нужен был продолжатель дела. Может Вахтангов и заболел так рано (у отца была та же болезнь), потому что шло жесткое противостояние, открытый бунт против отца.

– Театральная площадь. А дальше?

– Дальше МХТ. Он там учился. Потом идем по многочисленным улочкам, переулкам, мимо Первой студии, в которой он работал, где был “Сверчок на печи” Бориса Сушкевича, потрясший в 1914 году театральную Москву, с вахтанговской ролью Текльтона. Потом пройдем мимо Дома Артистов, где жил Всеволод Мейерхольд, который очень на Вахтангова повлиял. Увидим дом Михаила Чехова, особняк, в котором играла “Габима”, затем выйдем на Арбатскую площадь. Там раньше стояла церквушка Бориса и Глеба. В ней в 1905 году Вахтангов венчался. И дальше Арбат, Вахтанговский театр. А в финале зайдем в гости в квартиру Вахтанговых в доме в Денежном переулке – там все сохранено. Попьем чаю.

– А кто играет жену Вахтангова?

Надежда Вахтангова
Надежда Вахтангова

– Надежду Михайловну играет Ирина Купченко. Осторожно, просто и трагически. Нужна была особая интонация, и Ирина Петровна ее нашла.

– А как вы распределяли роли?

– Мы старались реконструировать все окружение Вахтангова: с кем он учился, встречался и играл на сцене, примеряя характеры и судьбы на наших сегодняшних вахтанговцев. Вот Лидия Дейкун – она была у них староста курса, как мама, ее роль мы отдали Марии Ароновой, Марину Цветаеву играет Евгения Крегжде.

 – Цветаева?..

– Цветаева была большая его поклонница, это для Вахтангова она начала писать пьесы. Гипнотизер! Все влюблялись в него, и Цветаеву это не миновало, но он был джентльменом во всем. Дистанцировался.

– А кто еще занят в постановке?

– У нас несколько провожатых, ведущих зрителей по маршруту, голоса от “автора”. Они сменяются. Часть пути ведет Игорь Карташов, другую – Максим Суханов, еще Евгений Князев, Василий Лановой и в конце тихонько – Алексей Кузнецов. Экскурсию сопровождает музыка Фаустаса Латенаса из наших спектаклей, мелодии из “Дяди Вани”, “Троила и Крессиды”, “Маскарада”. И звуки прошлого: переходя дорогу, можно будет услышать извозчика, например.

– А что для вас из жизни Вахтангова оказалось неожиданностью в процессе работы?

– То, что все студийцы жили близко. Друг к другу. К Художественному театру. А Вахтангов жил дальше всех. То есть если все расходились, его путь домой был самым долгим. Он настолько был занят, что о своих делах мог думать, только когда шел домой. У него не было “воздуха”. Дома – жена, ребенок, а утром – накрахмаленный воротничок, и опять – театр.

– Когда премьера?

– Весной.

– Когда цветет сирень – любимый цветок Евгения Вахтангова?

– Хочется, чтобы в воздухе была весна, когда зрители будут проживать вновь эту историю. Может быть, кому-то повезет, и он на улице встретит Станиславского или Мейерхольда.

Беседовала Майя ОДИНА

«Экран и сцена»
№ 22 за 2020 год.

Print Friendly, PDF & Email