Рождество театральное

Сцена из спектакля “Идиот”. Фото Ф.ПОДЛЕСНОГО
Сцена из спектакля “Идиот”. Фото Ф.ПОДЛЕСНОГО

Новосибирская театральная жизнь всегда была богата на фестивали. Самым крупным в этой палитре с 1995 года остается Рождественский фестиваль, демонстрирующий различные виды искусства: драму, музыку, танец, перформанс. Главная его задача – просветительская, поэтому основу программы составляют известнейшие театральные и музыкальные коллективы страны.

На тринадцатом фестивале можно было увидеть спектакли МХТ имени А.П.Чехова и Электротеатра Станиславский, Воронежского Камерного театра и Центра имени Вс.Мейерхольда, РАМТа и “Театра взаимных действий”. Музыкальная афиша представила Российский национальный оркестр под руководством Михаила Плетнева, ансамбль Юрия Башмета “Солисты Москвы”, группу “Калинов мост”, а также концертную постановку оперы Дж. Гершвина “Порги и Бесс”.

Обязательной составляющей фестиваля все годы были премьеры местных театров. В “Новосибирском кейсе” нет конкурсной состязательности, он показывает срез того, что вышло в городе за два сезона. В этот раз самыми заметными событиями стали спектакли Тимофея Кулябина и Андрея Прикотенко.

“Дети солнца” театра “Красный факел”, где сюжет одноименной пьесы М.Горького режиссер Тимофей Кулябин и драматург Ольга Федянина перенесли в кампус Стэнфордского университета в период прихода миллениума, уже приняли участие в фестивалях “Территория” в Москве и “Реальный театр” в Екатеринбурге, спектакль номинирован на премию “Золотая Маска”. Несколько дней из жизни шести персонажей на сломе эпох погружают зрителя в поток сцен, где личные катаклизмы героев для них важнее происходящего вокруг. Всё, как всегда, – человек, сосредоточенный на своем мире, слеп к внешним катастрофам и не способен предвидеть, как они отразятся на его собственной жизни. Но если ты уходишь от гражданской активности, это не значит, что социум точно так же оставит тебя в покое.

Андрей Прикотенко представил в театре “Старый дом” свой взгляд на “Идиота” Ф.М.Достоевского. Действие здесь также перенесено в наши дни, и спектакль убедительно показывает, что история взаимоотношений героев романа абсолютно современна. Режиссер совершенно не щадит персонажей и настолько обнажает комплексы каждого, что почти ни один из них не вызывает симпатии. Кроме, как ни странно, Гани Иволгина в блестящем исполнении Яна Латышева: этот практичный молодой человек, изо всех сил стремящийся пробиться наверх, – наиболее цельная и самодостаточная фигура в психически больном обществе, где только прагматик, кажется, и способен в конечном итоге удержаться от разрушительных соблазнов. Спектакль несколько грешит иллюстративным натурализмом, но в целом этот анатомический театр патологий оставляет сильнейшее впечатление.

“Красный факел” также показал “Перемирие” в постановке Олега Липовецкого по пьесе донецкого автора Алексея Куралеха. Но попытка режиссера и драматурга представить нынешнюю войну на Донбассе в форме притчи не выглядит убедительной. Условное перемирие, где четверо военных – солдаты украинской армии и сепаратисты, по двое с каждой стороны, – встречаются, чтобы починить беременной хозяйке дом, пострадавший от бомбежек, выглядит схематично и надуманно, а сами персонажи – не живыми людьми, а утрированными масками. Возможно, потому, что еще слишком близки и болезненны кровавые события, которым до сих пор не видно завершения, – здесь, вероятно, более уместен язык документальный. Как, например, в спектакле Театра.doc “Война близко”, где в одной из частей был использован дневник обычного жителя Луганска.

Новая драматургия вообще доминировала в нынешнем “Новосибирском кейсе”, но все постановки по ней – и “Иранская конференция” Ивана Вырыпаева в театре “Глобус”, и “Воин” Марии Огневой в “Первом театре”, и “Марьино поле” Олега Богаева на выпускном курсе Павла Южакова в НГТИ – оказались не слишком удачными: режиссеры явно не нашли ключа к пьесам. И все же самым провальным в программе оказался спектакль по классике: Сергей Афанасьев в возглавляемом им Городском театре так поставил “Горе от ума” А.С.Грибоедова, что весь афористический текст этой пьесы, давно разошедшийся на цитаты, потонул в потоке бессмысленного шума – крике актеров и фоновой русской попсе. Китч давно стал приемом Афанасьева, современная отечественная эстрада звучит у него практически во всех постановках. Но уместность ее спорна. Почему Чацкий появляется под песню Филиппа Киркорова, в чем параллель – кто вообще Чацкий наших дней? И почему все персонажи в этом “Горе от ума” загримированы под клоунов? Ни фарс, ни клоунаду на основе пьесы Грибоедова Афанасьев разыграть не сумел, режиссура здесь всухую проиграла драматургии.

В Новосибирске регулярно возникают новые фестивали – в начале сезона впервые прошел Международный фестиваль актуального искусства “Хаос” (см. № 23, 2019), сделавший ставку на всевозможные формы эксперимента. Появление такого игрока на поле не может не отразиться на структуре Рождественского фестиваля. В какую сторону раздвинутся его границы, увидим через два года.

Елена КОНОВАЛОВА

«Экран и сцена»
№ 1 за 2020 год.

Print Friendly, PDF & Email