Прощание

Евгений Смирнов - Пугало. "Одна абсолютно счастливая деревня". Фото предоставлено Омским театром драмыНельзя сказать, что он всех любил. Но его все любили.

Нельзя сказать, что он был святым. Но в нем был свет.

Нельзя сказать, что он был философом. Но как сыграл Вольтера!

Он никогда ничего не просил. Но ему все давали – и жилье, и роли, и звания.

Я мечтал поставить и сыграть «Отелло». И Яго – был бы Евгений Смирнов. Потому, что он вызывал абсолютное чувство веры.

В театральных перипетиях мы встретились в Севастопольском театре, затем был Киев, куда он поехал за мной. Когда я ушел из Киева, он вернулся в Севастополь, но в театр возвращаться не захотел. Пишу об этом, чтобы рассказать один эпизод Севастопольской жизни Смирнова без театра. Его жена Зайтуна – балерина по образованию, чтобы выжить в трудное время, занялась мелкой бакалейной торговлей. И вот как-то раз случилось, что Женя занял ее место. Женщина, подошедшая к ларьку, долго выбирала макароны подешевле и, когда, в потрясении, увидела Смирнова за прилавком, молча ушла, ничего не купив, сказав что-то о «конце времен»…

И я забрал его с женой в Омский театр. Где зрители его тоже безусловно полюбили.

Говорить о его обаянии, абсолютной органике, убедительности каждого перехода и жеста, неповторимой интонации – теперь можно только в прошедшем времени. Увы. Все, что есть театр и актер – нематериально, летуче. Евгений Смирнов дарил эту густоту ощущений и знаков, чувственных воздействий и заразительности действий, за которыми можно было следить долго и неотрывно, как за явлением природы.

Его последний театр, Омский драматический, звал его «Дядя Женя». Что это, как не знак любви? И если театр – семья, он был любимым членом семьи. Когда его жена, с которой он прожил всю жизнь, умерла, какой заботой и предупредительностью окружили его коллеги, понимая его потрясение, ранимость и меру катастрофы. Он, все равно, не прожил без нее и года…

Женя, Женечка, Евгений Владимирович! «Мой» артист! Спасибо за годы, что был рядом, и душой и талантом, Спасибо за веру и светлый характер, Спасибо за радость сотрудничества и вдохновение. Спасибо за уникальность дара и интонации. Прости за неосуществленное и несыгранное. Прости, что не случилось помочь и уберечь. Прощай, Друже.

Владимир ПЕТРОВ
«Экран и сцена»
№ 3 за 2016 год.
Print Friendly, PDF & Email