Молодой, но зрелый

Кадр из фильма “Дикая жизнь”Международный кинофестиваль в Турине прошел в 36-й раз: прекрасный возраст молодости и зрелости. Когда-то он назывался Cinema Giovani, что означает “молодое кино”, и до сих пор считается отличной профессиональной школой для начинающих кинематографистов.

Многие годы фестивалем руководил Альберто Барбера, который ныне возглавляет Венецианский кинофестиваль – один из трех главных в мире. Именно Барбера заложил основы туринской фестивальной политики и продолжает на нее влиять, будучи членом Ассоциации молодого кино и директором расположенного в Турине Национального киномузея, который тесно сотрудничает с фестивалем.

Этот музей – настоящее чудо света. Поражает само помещение, в котором он разместился – Моле Антонеллиана, одно из самых высоких зданий Европы, построенное в свое время как синагога, но ставшее храмом кино и сохранившее черты мистической ритуальности. Поднявшись на высоту купола, со смотровой площадки можно обозреть весь Турин и окрестности. Внутри, на нижнем этаже вас встречают экзотические аппараты, предшествовавшие кинопроектору: чего только человечество не выдумывало, двигаясь в сторону кино!

Рядом можно устроиться на одной из лежанок в огромном холле и смотреть на двух больших экранах монтажные склейки на тему “Танец в кино”. Де Сантис, Феллини, Висконти, Бертолуччи, Пазолини – у них еще и все танцуют! А на высоком спиралевидном пандусе размещаются сменные выставки, оснащенные ультрасовременной аудиовизуальной аппаратурой. Чаще всего они связаны с крупными режиссерскими именами – Марко Феррери или Гаса Ван Сента.

В прошлом году темой экспозиции были животные – звезды кинематографа, а в этом году выставка называлась “Музыка в кино” и посвящена была памяти Леонарда Бернстайна.

Фестиваль – большой, сложный и дорогостоящий организм. В его рамках работает TorinoFilmLab – лаборатория независимого кино с бюд-жетом 470 тысяч евро на призовую поддержку 14 международных проектов.

Параллельно проходят отличные ретроспективы. В этом году их героями стала пара британских кинематографистов – Майкл Пауэлл и Эмерик Прессбургер, а также французский радикальный режиссер эпохи “новой волны” Жан Эсташ.

Зрители, переходя из одного кинозала в другой, переносились из сказочного мира “Багдадского вора” Пауэлла и Прессбургера в жесткую реальность фильма Эсташа “Мама и шлюха”.

Фестиваль, вступив в фазу зрелости, превратился в профессиональную лабораторию кинематографического искусства, которое рассматривается в широком диапазоне – от классики до новейших трендов, от мастер-классов ветеранов профессии до экспериментов новичков.

В общей сложности на просмотрах побывало 62 500 зрителей: это новый рекорд фестиваля.

В Турине есть и конкурс. На первый взгляд кажется, что его значение скорее педагогическое: ведь здесь показывают преимущественно дебюты или вторые-третьи фильмы режиссеров, еще не вошедших в фестивальную обойму. Учитывая, что всего двумя месяцами раньше проходит Венецианский киносмотр, а вскоре после него Римский, Турин совершенно резонно выбрал себе нишу, поставившую его вне какой бы то ни было прямой конкуренции.

Поэтому не удивляет, что победителем фестивального конкурса стал широко засвеченный и даже успевший побывать в российском прокате фильм Пола Дано “Дикая жизнь” – действительно в высшей степени достойная, психологически тонкая, профессиональная работа.Кадр из фильма “Виновный”

Однако у публики оказались свои приоритеты. По результатам зрительского голосования Приз публики разделен между двумя фильмами. Первый – “Виновный” датчанина Густава Меллера. Его (по сути единственный зримый) герой – молодой полицейский Асгер Хольм. Он слишком близко к сердцу принимает человеческие страдания, это привело его к конфликту с законом, за что он подвергнут внутреннему служебному расследованию и переведен в службу спасения – телефонную горячую линию.

Асгер принимает звонки от пьяной тетки, упавшей с велосипеда, и от мужика, которого обчистила проститутка в квартале красных фонарей. Но вот раздается звонок от женщины, оказавшейся в руках похитителя – и перед нами начинает разворачиваться трагедия одной семьи с двумя детьми, где все оказываются заложниками земного ада и безумия.

Вместе с героем мы, ни разу не видя остальных персонажей, отслеживаем острейшие повороты сюжета, который не раз переворачивается с ног на голову, держа героя и зрителя этого психотриллера в неослабевающем напряжении. А режиссерское мастерство Меллера проявляется в умении превратить телевизионный моноспектакль в полноценное зрелищное кино.

“Виновный” целиком снят в одной декорации на крупном плане актера Якоба Седергрена, вполне заслужившего приз за лучшую мужскую роль.

Другая половина зрительского приза досталась фильму “Наши битвы” француза Гийома Сенеза. Он начинается с самоубийства рабочего, которому грозит увольнение, но основное действие концентрируется на переживаниях Оливье, профсоюзного лидера и примерного семьянина, чья жена в один прекрасный день исчезает вместе со своим гардеробом.

Попытки героя (в исполнении известного актера Ромена Дюриса) отыскать ее и понять причины ухода составляют психологическую канву картины, сочетающей серьезность, юмор и язвительную критику французской бюрократии.

Индивидуальная психодрама, вписанная в турбулентный фон общества – излюбленный тип кино, которое ценят в Турине. Не удивительно, что здесь в программе оказался “Довлатов” Алексея Германа-младшего – единственный российский участник фестиваля, некогда гораздо более внимательного к процессам российского кинематографа.

Елена ПЛАХОВА

  • Кадры из фильмов “Дикая жизнь”, “Виновный”
«Экран и сцена»
№ 24 за 2018 год.
Print Friendly, PDF & Email