Семейные неурядицы

Джейк Джилленхол и Кэри Маллиган в фильме “Дикая жизнь”В Турине состоялся 36-й Международный кинофестиваль.

Туринский фестиваль (TIFF) проходит в трех кинотеатрах – в пятизальном “Репози” около центрального городского вокзала; в трехзальном “Массимо” возле самого высокого городского сооружения – 167,5-метровой башни Антонеллиана, где располагается национальный музей кино; а просмотры для кинопрессы идут в однозальном “Классико” на углу самой большой туринской площади Витторио Венето, названной в честь победы над австрийцами в ходе Первой мировой войны.

Фестиваль впервые был открыт в 1982 году, и бывалые участники вспоминают, что в те годы им давали талоны на питание, взамен которых можно было взять деньги. Легенда гласит, что самое удачное вложение полученного капитала совершил российский гость, купивший компьютер и выручивший за него в Москве (где компьютеры тогда были на вес золота) деньги на однокомнатную квартиру. Нынче талонов не выдают, но для киножурналистов открывают бесплатную столовую с напитками и легкими закусками.

Основные конкурсные программы TIFFа (раньше он назывался фестивалем молодого кино – Синема Джиовани) из года в год формируются из работ начинающих режиссеров, которые, как правило, воспроизводят на экране свой жизненный опыт или опыт своих сверстников, ограничиваясь этим ближним кругом, но не проникая в глубину явлений и не выходя на обобщения.

Таковы “Плохие стихи” Габора Рейша, сыгравшего главную роль в собственном фильме по собственному сценарию. Героя бросила подруга, и он, пытаясь понять, почему это случилось, предается воспоминаниям, и картина попросту складывается из эксцентричных флэш-бэков, представляющих его в разных возрастах.

Любовная история разворачивается и в фильме Мелиссы Миллер-Костанцо “Эти маленькие моменты”. Ее герой – пятнадцатилетний подросток, чьи родители находятся на грани развода, а сам он влюблен во взрослую девушку со странным именем Одесса, которую почти каждый день видит в автобусе, когда едет в школу. Фильм, собственно, состоит из таких мимолетных полусвиданий, но они так естественно сыграны Бренданом Мейером и Джеминой Кирке, что, смотря его, невольно погружаешься в собственную юность.

Героиня “Нервного перевода” (режиссер Ширин Сено) – восьмилетняя девочка, вынужденная сидеть дома, пока ее мать работает, а отец находится в длительной отлучке, иногда напоминая о себе звонками, которые дочь записывает на диктофон и в одиночестве прослушивает. Эта картина своей камерностью и изобретательным стремлением создать пространство детского мира напоминает “Войну Анны” Алексея Федорченко, но не столь драматична и не так сильно держит внимание, подчас отвлекаясь на малозначимые вещи.

В “Поездке” Валерио Мастандреа десятилетний мальчик и его мать (ее играет замечательная Кьяра Мартеджиани) сталкиваются со смертью – внезапно и беспричинно умирает на работе глава семьи, и режиссер фиксирует время в ожидании похорон, с переменным успехом разнообразя его натуралистическими и сюрреалистическими сценами.

В “Наших битвах” Гийома Сенеза столь же неожиданно и немотивированно исчезает из семьи мать, оставив в недоумении мужа, малолетних сыновей и зрителей, сломавших головы в поисках отгадки столь странного поведения и в результате присудивших ему приз зрительских симпатий.

В “Жалости” Бабиса Макридиса, как и в “Поездке”, витает дух смерти. Жена преуспевающего адвоката неизвестно отчего впадает в кому и неизвестно, выйдет ли из нее, что дает режиссеру возможность обыграть состояние ее мужа, не понимающего, на что надеяться – на скорый конец или скорейшее выздоровление супруги, и одолеваемого сюрреалистическими то ли снами, то ли видениями.Николас Кейдж в фильме “Мэнди”

Главные персонажи “Головы над водой” Марго Боном – две сестры, Элиза и Манон; первая из них умеет только мычать, а вторая, всячески заботясь о ней, разрывается между родственным чувством и желанием вырваться из семьи, как сделала ее мать после того, как отец отказался отдать Элизу в психоневрологический диспансер. В картине впечатляют самоотверженная игра Дианы Руксель в роли Элизы и тонкое исполнение Джоанны Коэнди, на лице которой отражаются малейшие внутренние движения.

Вообще, стоит отметить, что в конкурсе этого года оказалось необычно много превосходных женских ролей – к трем названным надо добавить игру Карель Тремблей в “Исчезновении светлячков” Себастьена Пило и Грейс Пассо в “Долгом пути домой” Андре Оливейры. Пассо жюри признало лучшей актрисой – вероятно, потому, что ее отличал от других вес и цвет кожи.

Остается рассказать о четырех работах, не совсем вписывающихся в “генеральную линию” соревновательной программы.

Исторический опыт Маркуса Шляйнцера “Анжело” пунктиром показывает жизнь африканского мальчика, в начале 18 века проданного австрийской аристократке, которая его окрестила, выучила музыке и вырастила в полноценного европейца. Словом, опресненный “Арап Петра Великого” в других декорациях.

“Атлас” Давида Наурата – полукриминальный опус с центральной фигурой пожилого “мувера”, работника фирмы, занимающейся очисткой домов от неплатежеспособных квартиросъемщиков. В один прекрасный момент бригаду вышибал отправляют выселять семью молодого человека, в коем герой узнает сына, и, не признаваясь в своем открытии, пытается ему помочь вопреки интересам своей конторы. А завершается этот сюжет ожидаемой как “розы” после “морозы” народно-блатной сценой узнавания ближайшего родича в еще теплом покойнике.

А вот “Грифы” Соркура Сигборссона начинаются освежающим кадром, в котором молодая наркокурьерша выблевывает содержимое своего желудка в раковину самолетного туалета, и продолжаются не менее аппетитными эпизодами, где рвота сменяется кровью и расквашенными мозгами в количестве, вызывающем у насмотренных зрителей такой же стеб, как в “Атласе” или внеконкурсной “Мэнди” Паноса Косматоса. В “Мэнди” Ник Кейдж в роли лесоруба пускает фонтаны крови из сатанистов и разделывает вызванных ими из тьмы лесов и топи блат человекообразных монстров, сжегших его жену, чьим именем назван фильм.

На фоне подобных киноизделий впечатление на жюри произвел фильм Густава Меллера “Виновный”, так же строго соблюдающий жанровое триединство времени, места и действия, как “Коллектор” Алексея Красовского, и показывающий полицейского на горячей линии, пытающегося, не выходя из комнаты и не отрываясь от телефона, помочь похищенной женщине. Этой минималистичной ленте достался приз за лучший сценарий, а исполнитель главной роли Якоб Седергрен был признан лучшим актером наряду с Давидом Навратом, сыгравшим чадолюбивого выселяльщика в “Мувере”.

Главный же приз 36-го Туринского кинофестиваля был присужден “Дикой жизни” Пола Дано, где на глазах подростка распадается брак его родителей, а мать после отъезда потерявшего работу отца принимает ухаживания пожилого владельца фотоателье. Почему эта работа, несмотря на явный перебор в целом ряде сцен, затронула членов жюри больше других “семейных” фильмов, объяснить трудно, но, как часто говорят в подобных случаях англичане, why not?

Виктор МАТИЗЕН

  • Джейк Джилленхол и Кэри Маллиган в фильме “Дикая жизнь”
  • Николас Кейдж в фильме “Мэнди”
«Экран и сцена»
№ 24 за 2018 год.
Print Friendly, PDF & Email