Олег ЛИПОВЕЦКИЙ: «Ремарка» родилась из эгоизма

Олег ЛИПОВЕЦКИЙОдним из фаворитов недавно завершившегося фестиваля “Ново-Сибирский транзит” стал спектакль “Мертвые души” театра “Поиск” из города Лесосибирска в постановке Олега Липовецкого. Режиссура – не единственное поприще Олега. Шесть лет назад он организовал в Карелии международный драматургический конкурс “Ремарка”, интерес к этому состязанию растет не по дням, а по часам. Судите сами. На первый конкурс было прислано 40 пьес, в этом году их число возросло до 810. Скептик скажет: количество – не показатель. Однако очевидно, что огромная энергия и вера в необходимость своего дела способны привлечь “внимание пространства”, дать импульс к творчеству. “Ремарку” приглашают в гости и столичные города, и региональные центры. О сегодняшнем дне конкурса мы беседуем с его создателем.

– Как возникла идея “Ремарки”?

– Идея родилась из здорового эгоизма. Петрозаводск – небольшой, но очень театральный город. Так исторически сложилось. Когда-то рядом был ГУЛАГ, и те, кто освобождались, не имели возможности уехать в Москву или Ленинград, интеллигенция оставалась в Петрозаводске. В городе много культурных институций, есть умные, продвинутые зрители – реальные и потенциальные. Живя в небольшом городе, где концентрируется все, в том числе и культурный контекст, мне всегда хотелось общаться с профессионалами театра, с теми, кто меня понимает. Изначально я сделал конкурс в Петрозаводске, чтобы развивать современную драматургию в Карелии и на Северо-Западе. И у артистов, и у публики наши читки пользовались большим успехом. Мы получали маленький грант (около 70 тысяч в год) от Министерства культуры республики. Команда небольшая: Михаил Дурненков, я и четверо или пятеро ридеров. На первый конкурс пришло 40 пьес, на второй – 70. На третий год (в год литературы, кстати) нам отказали в финансировании с формулировкой, что у Министерства культуры другие приоритеты. Я нашел спонсоров, чтобы все же провести конкурс. Но за месяц до финальных мероприятий начались проблемы с театрами. Официально театры не отказались, но вдруг выяснилось, что именно в эти дни все очень заняты. Несмотря на то, что письма с датами “Ремарки” и просьбой не занимать актеров в эти два дня были разосланы за полгода. На руках были пьесы-финалисты. Я понял, что бороться с ветряными мельницами нет смысла, и бросил клич в фейсбуке: “Кому нужен конкурс?”. Было обидно, ведь мы получили 250 пьес, в их числе талантливые, интересные работы. Скажем, пьеса Олега Михайлова “Клятвенные девы”, пьеса Аси Волошиной “Гибнет хор” и другие. И вдруг отозвалась Вологда. Театры (и Драма, и ТЮЗ) откликнулись, и получились прекрасные читки. К нашему с Мишей Дурненковым дуэту присоединилась Кристина Матвиенко. Очень активно помогла Ирина Горожанова, заместитель председателя Вологодского отделения СТД. Я понял, что сам собой родился новый формат передвижного конкурса.

– Все наслышаны о “Евразии”, “Любимовке”, существует множество лабораторий современной драматургии и современной режиссуры. Чем “Ремарка” отличается от них, какую нишу занимает?

– С “Любимовкой” мы сотрудничаем, эксперты наших фестивалей часто пересекаются. Но “Любимовка” ищет и открывает новые голоса, “Ремарка” же ищет новые пьесы и соединяет их с конкретными театрами.

Обычно в финале конкурсов организаторы приглашают режиссеров, они набирают свою команду и делают читки. Но очень часто читка остается лишь читкой. Мы же обыкновенно напрямую работаем с художественными руководителями театров. Они сами приглашают постановщика и подключают к работе своих артистов. Нередко эта история получает продолжение, и из читки вырастает спектакль. Уникальность “Ремарки” в том, что мы проводим ее каждый год в новом городе, с новыми театрами; стараемся привлекать не только театры конкретного города, но коллективы “соседей”. К примеру, в последней “Ремарке” в Уфе принимал участие прекрасный Русский театр из Стерлитамака. Его главреж Людмила Исмайлова сделала с артистами великолепные читки.

– Назовите, пожалуйста, пьесы, сценическая жизнь которых связана с “Ремаркой”.

– Кроме уже упомянутых пьес Олега Михайлова, Аси Волошиной, назову “Человека из Подольска” Дмитрия Данилова (он стал лауреатом “Золотой Маски” в драматургической номинации), “Леху” и “Говорит Москва” Юлии Поспеловой, “Хуманитас инжиниринг“ Марии Зелинской, “Летели качели” Константина Стешика. Всех не перечислишь. И география постановок очень широка: от Москвы до Норильска.

– Каков разброс жанров в современной драматургии? Есть ли дефицит какого-то направления, востребованного зрителями, но игнорируемого драматургами?

– Совсем мало комедий, это сложный жанр. Написать увлекательную, непошлую, актуальную комедию могут очень немногие. Но они изредка все же встречаются. Например, та самая “Хуманитас инжиниринг“ Зелинской.

– Во все времена публика тоскует по мелодраме.

– Мелодрам на конкурс приходит немало, но это не основное направление. Лидируют пьесы без жанра. Их пишут молодые драматурги, которые отлично слышат жизнь, а в ней не бывает чистых жанров. Иногда эти авторы плохо представляют себе, что такое театр, но это позволяет им создавать тексты, расширяющие горизонты театра.

– Такие тексты часто не похожи на пьесы.

– Согласен. Но жанр – это жесткая и сильно ограничивающая настройка для драматурга, а эксперименты интересны всегда. Театр должен двигаться, чтобы жить, и экспериментировать, чтобы двигаться. Очень перспективной мне кажется наша финалистка Виктория Костюкевич из Владивостока. Эта талантливая девушка пишет под псевдонимом Викентий Брызь. В прошлом году ее пьеса “Возлюбить ближнего” была в офф-программе “Ремарки”: смесь роуд-муви, черного юмора и абсурда. Пока ее не ставят, потому что не знают, как к ней подступиться. В этом году Вика с новой пьесой “Рашн Лалабай” попала в основную программу и заняла второе место. Хотя места – это условность, все финалисты “Ремарки” – победители. В пьесе есть попытка осмыслить отрезок нашей новейшей истории. Она снова пропитана черным юмором. У автора точно есть свой язык, свой стиль. И, кстати, эскиз, показанный Стерлитамакским театром в Уфе, стал событием.

– Недавно в рамках фестиваля “Арлекин” с успехом прошла лаборатория “Маленькая Ремарка”. О ней “ЭС” довольно подробно писала в № 9, 2018. Насколько важным для вас стало появление “детского” проекта?

– Идея “Маленькой Ремарки” носилась в воздухе. Год назад в Самаре драматург Сергей Давыдов делал проект “Первый драфт + Ремарка”. С нами была Люба Стрижак. И как-то в разговоре она сказала с отчаянием: “Ну, почему нет специального конкурса драматургии для детей и подростков? Это несправедливо. Нам не хватает стимула. Нас никто не толкает. Нас никто не обсуждает”. Это был конкретный запрос. Я немножко подумал и сформулировал идею еще одной номинации конкурса. Написал Юле Тупикиной, которая с радостью подключилась. “Маленькая Ремарка” оказалась востребованной драматургами и театрами. Поэтому в этом году мы проводили конкурс уже в четырех номинациях: “Весь мир”, “Приволжский федеральный округ“, “Маленькая Ремарка” и “Off-программа”.

– В декабре прошлого года РАМТ предложил вам объединить усилия, совместив свой конкурс “В поисках новой пьесы” с “Маленькой Ремаркой”.

– Я очень надеюсь на продолжение этого проекта. И это не единственный партнерский проект. Весной в Новосибирске проходила лаборатория по пьесам шорт-листа “Маленькой Ремарки”. Опыт содружества с “Арлекином” оказался необычайно удачным. Жаль только, что на показах и читках не было питерских директоров, режиссеров-худруков. Ведь на лаборатории оказались эскизы, которые можно просто брать и переносить в театр. Мы очень благодарны директору-распорядителю фестиваля Марине Корнаковой за ее приглашение участвовать в программе будущего года. Я уверен, что “Бабочки” Анастасии Букреевой, “Всем кого касается” Даны Сидерос, “Дыня” Керен Климовски – финалисты “Маленькой Ремарки”-2018 будут обязательно поставлены. Надеюсь осенью завершить проект в РАМТе (речь идет о пьесе Натальи Блок “Фото топлес”).

– Дело расширяется и развивается.

– Это правда. Но и проблем хватает. Ведь при таком количестве пьес нам нужно находить невероятное количество экспертов. При том, что мы – независимый горизонтальный проект, у которого нет финансирования. И все наши эксперты работают бесплатно.

– Сколько же их, бескорыстных энтузиастов?

– В большой “Ремарке” – 28 ридеров, в маленькой – 18. У нас появилась своя редколлегия. Мы берем интервью у авторов и экспертов, пишем о новых пьесах, делаем обзоры мероприятий.

– В идеале вам нужен свой журнал или газета.

– Есть интернет-журнал на нашем сайте. Наши авторы, пять молодых талантливых девушек-театроведов – работают без гонораров. Возглавляет нашу редколлегию драматург и сценарист Мария Огнева.

– Как вы формируете состав жюри?

– Я старался привлечь к работе высочайших профессионалов, пользующихся уважением у театрального сообщества. В жюри работают драматурги Елена Исаева, Михаил Дурненков и Родион Белецкий, театроведы-продюсеры Кристина Матвиенко, Павел Руднев и Олег Лоевский. Участие в “Ремарке” такого жюри еще и очень полезно для драматургов. Понятно, что если Олегу Семеновичу Лоевскому понравится пьеса, он будет ее продвигать на своих лабораториях. Также поступит Павел Руднев, а Родион Белецкий опубликует ее в “Современной драматургии”.

– Пользуетесь ли вы как организатор “служебным положением”, ставите пьесы, победившие на “Ремарке”?

– Не пользуюсь. Но это связано не со мной конкретно, а с положением современной драматургии на российском театральном поле. Если бы у меня был свой театр, в его репертуаре обязательно была бы представлена современная драматургия. Но пока чаще получается более или менее успешно актуализировать классику.

Проект, связанный с современной драматургией, я сделал в родном Петрозаводске. Он называется “НЕТО” – ночное единение театра и общества. Чтобы не делить с театрами артистов в их официальное рабочее время, я решил, что проект будет ночным – начало в 23.30. Эти читки и эскизы новых пьес с обсуждениями оказались очень востребованными и интересными для зрителей, люди “висят на лампочках”. “НЕТО” позволяет мне проверить свою работу и работу наших ридеров. Случается, пьеса в чтении кажется прекрасной, но вот актер начинает произносить текст, и все обаяние исчезает. А бывает наоборот, пьеса на показе начинает играть всеми красками, когда ее берут в работу. Это качество по-настоящему хорошей пьесы.

– Каков будет следующий шаг?

– Каждый следующий шаг конкурса “Ремарка” связан с решением наших партнеров – региона, города, театра, которые нас приглашают. И я бесконечно благодарен людям, поддерживающим нас в регионах. Это и чиновники, и творческие лидеры, и директора театров. В следующем сезоне финал “Ремарки” пройдет в мощном театральном центре – Новосибирске. Надеемся, что все коллективы города примут в нем участие. Ну а главным партнером “Ремарки” станет театр “Глобус”.

Беседовала Екатерина ДМИТРИЕВСКАЯ

«Экран и сцена»

№ 11 за 2018 год.
Print Friendly, PDF & Email