Луч добра для зрителей

Кадр из фильма “Цветы календулы”ПРИЗЕРЫ 26-ГО ВСЕРОССИЙСКОГО КИНОФЕСТИВАЛЯ “ВИВАТ КИНО РОССИИ!”

Гран-при жюри – фильму “САЛЮТ-7”, режиссер Клим Шипенко

Приз за лучшую режиссуру – Эдуарду ПАРРИ, “Жили-были”

Приз за лучшую операторскую работу – Михаилу АГРАНОВИЧУ, “Карп отмороженный”

Приз за лучшую женскую роль – Ирине РОЗАНОВОЙ, “Жили-были”

Приз за лучшую мужскую роль – тандему Федор ДОБРОНРАВОВ – Роман МАДЯНОВ, “Жили-были”

Специальный диплом жюри “За уникальный дуэт великих актрис” – Марине НЕЕЛОВОЙ и Алисе ФРЕЙНДЛИХ, “Карп отмороженный”

Приз зрительских симпатий – “НЕПРОЩЕННЫЙ”, режиссер Сарик Андреасян

Приз прессы – “ЖИЛИ-БЫЛИ”, режиссер Эдуард Парри

Народный рейтинг:

Лучший отечественный сериал – “КРОВАВАЯ БАРЫНЯ”, режиссер Егор Анашкин

Лучшая актриса в отечественном сериале – Юлия СНИГИРЬ, “Кровавая барыня”

Лучший актер в отечественном сериале – Александр ДЬЯЧЕНКО, “Осколки”

Приз города “Живая легенда” – Владимиру МАШКОВУ

Приз “За творческий вклад в российский кинематограф” – режиссеру Константину ЛОПУШАНСКОМУ

Специальный приз – актрисе Людмиле ЗАЙЦЕВОЙ

Специальный приз – актеру Сергею НИКОНЕНКО

Приз “Немеркнущая зрительская любовь” – режиссеру Виталию МЕЛЬНИКОВУ, драматургу Аркадию ИНИНУ, актерам Борису СМОЛКИНУ, Евгению ДЯТЛОВУ

Дипломы дирекции фестиваля авторам-составителям выставки “Новые художники нового кино” – художникам Вере ЗЕЛИНСКОЙ и Ларисе КОННИКОВОЙ

Луч, направленный на экран на петербургском кинофестивале “Виват кино России!”, вот уже не первый год действительно излучает добро. А фестиваль стал праздником для города. И в этот раз залы были полны. 144 киносеанса в 7 кинотеатрах города и области, на которых показали 136 фильмов (основная и тематические программы юбилеев мастеров), посетили более 28 тысяч зрителей. Подчеркну – фестиваль зрительский. И в этом его главная задача и, как теперь говорят, формат.

Половину мест в залах кинотеатров предоставляли людям старшего поколения. Бесплатно. Кое-кто из пожилых зрителей смотрел фильмы в современных кинотеатрах впервые. Работало “сарафанное радио” для тех, кто не владеет рекламой в сети интернета. Они и не знали, что за билет (стоит недешево) на новый фильм, только что вышедший в прокат, не надо платить. Очереди перед входом день ото дня стремительно увеличивались – надо бы занять лучшие места. В фойе кинотеатров радио– и тележурналисты общались с мастерами экрана, что вызывало искреннее любопытства пришедших на просмотры. О бесконечных автографах на красной дорожке у БКЗ “Октябрьский”, на встречах с авторами фестивальных картин и говорить нечего… Вспоминаю былые программы “Товарищ Кино!”, но только без пафоса.

Фестиваль “Виват кино России!”, замечу не в первый раз, двадцать шесть лет назад вернул зрителя в кинотеатры – вернул тогда, когда прокат отсутствовал. Нынешний радушно принимали “Москва”, “Аврора” (Петергоф), “Дружба”, “Заневский”, “Восход”, “Родина”, “Фильмофонд”. Состав оргкомитета практически не меняется многие годы. Бессменный генеральный директор – Людмила Ивановна Томская. Кинофорум был посвящен и 315-летию Петербурга. Отборочная комиссия под председательством кинокритика Ирины Павловой (Борис Уркин, Ирина Сошникова) собрала в конкурсную программу картины разных жанров. И непременно – зрительские. Итак, “Жили-были”, “Иванов”, “Карп отмороженный”, “Непрощенный”, “Опасные танцы” (фильм открытия), “Рубеж”, “Салют-7”, “Скиф”, “Довлатов” (фильм закрытия). Кроме конкурса, как обычно, специальные и ретроспективные программы; в этот раз их было восемнадцать.

Добавим еще юбилеи, встречи в творческих вузах Петербурга. Оргкомитет фестиваля совместно с петербургским журналом “Панорама-ТВ” продолжил конкурс “Народный рейтинг. Телесериалы”. Журнал организовал зрительское голосование, а те, кому удалось угадать победителей, на церемонии закрытия в Молодежном театре на Фонтанке тоже получили призы.

Конкурсную программу оценивало профессиональное жюри под председательством Антона Мегердичева, режиссера самого кассового российского фильма “Движение вверх”, собравшего более 3 миллиардов рублей (по состоянию на март 2018 года). Мегердичев, дважды лауреат премии ТЭФИ, пришел в большое кино, долгое время проработав на телевидении. Профессионалы и зрители знают его фильмы “Метро”, “Темный мир”, “Бой с тенью 2”. В жюри вошел режиссер, сценарист, актер Александр Хван, чей полнометражный дебют “Дюба-дюба” с Олегом Меньшиковым в главной роли участвовал в конкурсной программе Каннского фестиваля 1993 года. А еще у Хвана три десятка интереснейших работ.

В составе жюри – мэтр операторского искусства Вадим Алисов: сорок лет работы в кино, в том числе с Эльдаром Рязановым; Вадим Валентинович замечательный педагог, профессор кафедры операторского мастерства ВГИКа. Дарья Екамасова – актриса разноплановая, поразившая зрителей и коллег по цеху в фильме Андрея Смирнова “Жила-была одна баба”, член Киноакадемии стран Азиатско-Тихоокеанского региона. Кинокритик Александр Колбовский, более тридцати лет пишущий и рассказывающий о кино на ТВ-каналах, на радио, автор аналитических статей, рецензий, интервью в более десятка газет и журналов; постоянный ведущий творческих встреч в кино-гостиной и теле-гостиной Еврейского культурного центра в Москве.

Решением нынешнего жюри призером в нескольких номинациях стал фильм режиссера Эдуарда Парри (Продюсерский центр Федора Добронравова) “Жили-были”: лучшая женская роль – Ирина Розанова; лучшая мужская роль – тандем актеров Федора Добронравова и Романа Мадянова; лучшая режиссерская работа – Эдуард Парри. Аккредитованная на фестивале пресса тоже наградила эту глубоко народную картину с блестящим актерским ансамблем, вызывающим взрывной хохот зрительного зала! Актеры “Жили-были” напомнили нам лучших комедийных мастеров экрана с их творческим задором и необычайным талантом.

Кроме экранных фестивальных впечатлений, было еще знакомство с выставкой работ студентов и выпускников кафедры “мастерства художников кино и телевидения” Факультета искусств СПбГУ – “Новые художники нового кино” в Музее-усадьбе Г.Р.Державина, что на Фонтанке. Куратор выставки – художник кино, лауреат Государственной премии России Вера Зелинская. В вернисаже приняли участие заведующая кафедрой Мария Шеметова, одна из основателей кафедры и новой школы художников при СПбГУ Лариса Конникова, и.о. декана факультета искусств Иван Уралов. В СПбГУ открылись киноспециальности, и теперь в новое кино можно приглашать новые имена!

Одним из главных событий кинофорума в Петербурге стал удивительно волнующий вечер (отдельное спасибо руководителям старейшего кинотеатра города “Родина”) памяти хрупкой, мудрой, одаренной, очень сильной женщины в нашем кино – актрисы и режиссера Веры Глаголевой. Эту встречу вели ее дочь Анна Нахапетова (она играла в фильме “Одна война”, показанном на вечере) и друг семьи, член жюри, кинокритик Александр Колбовский. Мы увидели на экране рабочие моменты фильма “Сломанный свет”, режиссерского дебюта Глаголевой, фильма недооцененного, и тогда, в 1990-м, не получившего экрана. В “Сломанном свете” снимались Григорий Гладий, Александр Феклистов, Светлана Смирнова, Андрей Соколов, Игорь Золотовицкий; уже, к сожалению, ушедшие Николай Лавров, Варвара Шабалина, Сергей Курехин.

Вера тоже играла одну из ролей в этой притче-предчувствии. Компания молодых людей из конца восьмидесятых годов, разных творческих профессий, словно покидает разрушенный СССР, и вот-вот подступает новое время…

Оператор “Сломанного света” Игорь Плаксин рассказывал, как тщательно Вера работала на этом фильме, вместе с ним “примеряя” разные позиции камеры. И сколько творческой интуиции было у молодого, начинающего режиссера Глаголевой, чтобы выразить непростую суть героини-актрисы. Композитор Сергей Баневич, автор музыки не только для петербургском кино, автор инструментальных произведений в фильмах Веры Глаголевой, посвятил ей лирические фортепианные пьесы. Мелодии были полны светлой грусти.

Гость кинофорума режиссер Александр Прошкин дал мастер-класс студентам и преподавателям Санкт-Петербургского института культуры и искусства, а на пресс-конференции сказал, что “Виват кино России!” – фестиваль с человеческим лицом, обращенным к зрителю. И это правда.

 

СЛОВО ЧЛЕНАМ ЖЮРИ:

 

Режиссер Антон МЕГЕРДИЧЕВ (председатель)

– Никогда раньше не был членом жюри фестиваля такого уровня и тем более председателем, да и сам не обласкан призами. И вот – ответственное судейство. Программа оказалась довольно сильной. Мы пришли к общему решению без лишних споров. Что было сложно – так это разброс жанров, некоторая эклектичность при отборе картин в конкурс. Мы сравнивали камерное кино с блокбастером, комедию с трагедией. И пришлось идти по пути не зрительского восприятия, а, если хотите, профессионального. Пытались оценить по жанровой шкале каждый фильм. Вот такой был у нас метод.

Не могу точно ответить на вопрос, какой жанр имеет шанс на успех. Главное, чтобы фильм не был скучным. Он должен увлекать каждого зрителя в зале, увлекать концентрированно, талантливо. Я работаю для зрителя, причем для большой аудитории, и мне все это очень важно. Такой путь трудоемкий. Например, мои фильмы “Бой с тенью 2”, “Метро”, “Движение вверх” несут в себе определенные элементы шоу, но не в смысле какой-то пошлости, а в работе визуальных эффектов, которые поддерживают драматургический ряд.

Если есть сценарий, тогда премьеру можно ждать года через два. “Бой с тенью 2” мы делали полтора года, а “Метро” – два года восемь месяцев. “Движение вверх” – почти три года. Подчеркиваю, в эти сроки входила годичная работа над сценарной основой, которая очень важна. Сам съемочный период, например, “Движения вверх” – семьдесят четыре смены. Далее монтаж. Физически пришлось тяжело.

 

Кинокритик Александр КОЛБОВСКИЙ

– Когда мы говорим, что существует сеть мультиплексов для проката, стоит уточнить – она существует для другого кино. Для российского кино, но другого. Из конкурсных фильмов данного фестиваля, только один попал на экран, а все остальное ходит “по обочине” проката.

Такие фестивали, как “Виват кино России!”, дают возможность зрителям посмотреть фильмы. Я, например, был в жюри кинофорума такого же типа в Благовещенске. И сейчас во многих регионах есть подобные фестивали, а как иначе донести до людей результаты работы кинематографистов? Как найти своего зрителя? Ничего другого пока нет, поэтому существует такой путь – через фестивальное движение. Даже если вдруг что-то изменится, и прокат задумается над новой системой, то все равно зрительские фестивали сохранятся, найдут свою нишу.

Для программщиков, в данном случае для Ирины Павловой, было важно показать и представить разное кино, пусть и несо-поставимое, но это правило игры! Они, отборщики, стараются для зрителей. Я не так благодушен, как Антон Мегердичев, у меня сложнее отношение к фильмам конкурса. Прошедший год по производству был неплохой. Есть уровень режиссуры, однако по выборке из восьми фильмов, делать какой-то вывод довольно трудно. Но есть примеры, когда режиссеры и сценаристы не набрали определенного мастерства. Прибегают к пошлости, спекулятивности. Ну, такова кинематографическая жизнь!

Татьяна МУШТАКОВА

Санкт-Петербург – Москва

 

Фильм с “аптечным” названием

“Цветы календулы”

Авторы сценария Михаил КОНОВАЛЬЧУК, Сергей СНЕЖКИН

Режиссер Сергей СНЕЖКИН

В ролях: Эра ЗИГАНШИНА, Марина СОЛОПЧЕНКО, Юлия ВОЗНЕСЕНСКАЯ, Ксения РАППОПОРТ, Любовь МАЛИНОВ-СКАЯ, Сергей ДРЕЙДЕН, Николай ЛАВРОВ, Александр ТЮТРЮМОВ, Иван КРАСКО, Александр ГОЛУТВА

 

Гран-при и приз актерскому ансамблю на фестивале российского кино “Окно в Европу”.

“Ника” за 1998 год в номинации “Лучшая работа художника-постановщика” – Белле Маневич-Каплан (“Цветы календулы”).

“Ника за 1998 год в номинации “Лучшая работа художника по костюмам” – Ларисе Конниковой (Цветы календулы”).

 

“На обочине” проката оказалась в свое время и картина Сергея Снежкина “Цветы календулы” – по причине развала этого самого проката. На экраны не попала, вышла ограниченным тиражом на кассетах. Посмотреть ее удалось лишь на фестивалях. Первый показ состоялся в Выборге, на “Окне в Европу”, в августе 1998-го. Обещана была в последний конкурсный день. Обещана, но надежда все время таяла. Ждали и не знали, привезут ли копию. Сам режиссер не был уверен, что ее напечатают (причина естественная: финансы пели романсы). Успели, напечатали. И в пейзаже из “Окна…” изменились краски, очертания, смыслы. “Цветы…” беспокоили и ранили. Они были беззастенчивы и деликатны. Бесцеремонны в открытости чувств. Они взывали к соучастию и состраданию.

А все это потому, что старый дом со скрипучими половицами, принадлежащий семье лауреата, депутата советской эпохи, где нынче проживают его вдова, дочь, три внучки (бедные, но гордые), – наследство. Со всеми вытекающими отсюда последствиями. Вокруг него и разгораются нешуточные страсти. Открываются тайны, которые каждый скрывал глубоко и, как ему казалось, надежно. От других и даже от себя. И будут ложь, притворство, недоверие, жестокость в словах и поступках, прежде чем пять героинь, пять самых близких людей, поймут друг друга, пожалеют, простят. За прошлые прегрешения. Настоящие. И возможные будущие. Такая вот история. Она и сегодня смотрится. Она и сегодня будоражит. Она и сегодня притягивает. Фильм с “аптечным” названием и впрямь в каком-то смысле целительный.

“Кино, которое мы потеряли” – вышедший в 2007-м сборник статей киноведов и кинокритиков об отечественном кинематографе 90-х, о фильмах “странного десятилетия”, которые были сняты, но со зрителем практически не встретились. В пышном букете “потерянного кино” оказались “Цветы календулы”. Потерянные и обретенные вновь.

Картине Сергея Снежкина – двадцать лет. Юбилей отметили на фестивале “Виват кино России!”

А мы вернемся в 1998-й. К первым впечатлениям от “Цветов календулы” в “Экране и сцене” и “Сеансе”.

Алена ДМИТРИЕВА

 

Итак…

“Шутки шутками, но про то, что фамильное древо срубить нельзя – сказано. И про то, что распад всегда пахнет одинаково. Столбовое дворянство сходит на нет или советское – все равно. Такой запах у “Цветов календулы”, которые никакого отношения к цветам календулы не имеют – слабая горечь, тянет аптекой, невозвратимость, дурман”.

Наталия БАСИНА

 

“Перемешать водевиль и историческую драму трифоновского толка – о, это поиски национального жанра. В рамках заданного сценического пространства побеждает водевиль – и в этом позитивный взгляд автора на “большую” драму Истории с большой буквы”.

Марина ДРОЗДОВА

 

“Простой, но сложносочиненный сюжет, развернутый в почти непрерывном пространстве-времени, тянет за собой шлейф исторических и культурных ассоциаций, что приятно всякому эстету, однако допускает и автономное, внекультурное прочтение. К несомненным достоинствам картины относится также ансамбль из девяти актеров и девяти персонажей, в которых ощутимо не только настоящее, но и прошлое”.

Виктор МАТИЗЕН

 

“Сегодня я понимаю, что это лучшая картина минувшего года. Но поначалу как-то не дошло, и не до меня одного. Может, и правда она пролонгированного действия? Или Чехов поначалу мешает: все время тянет сравнивать. Надо сразу понять, что это снежкинская игра такая: зрителя пiдмануть вишневым садом и тремя сестрами, а потом оставить наедине с реальностью”.

Мирон ЧЕРНЕНКО

 

“Шлейф литературных аллюзий, который тянется за “Цветами календулы”, настолько долог, что в его складках можно запутаться: горьковские “Дачники”, чеховские “Три сестры” и “Вишневый сад”, дачная лирика Бориса Пастернака, даже такая советская экзотика, как “Очень страшная история” Анатолия Алексина, где действие происходило на даче вымышленного корифея советской литературы Бородулина, Да еще отсылка к “Живому трупу” – в самом прямом и грубом значении этого словосочетания: первовладелец дачи, всемогущий номенклатурный поэт, носит фамилию Протасов. Только стук топора по стволам вишневых деревьев более не слышен – ровно, нудно, тоскливо зудит соседская пила.

И это очень точно придумано, потому что и поступь рока более не слышна – все вокруг по привычке, ставшей почти рутинной, напоминает о смерти, распаде и разложении, о нашей неуместности на свете. Да и вишня, былой символ русско-советской “дачности”, выродилась в бледно-желтую календулу, худосочные “ноготки” – именно так я предложил бы трактовать ни к чему не обязывающее, легкое название.

Конечно, “Цветы календулы” пародируют чеховскую традицию – однако с той существенной разницей, что Снежкин отказался от самого сконструированного персонажа “Вишневого сада”, а именно от Лопахина, с его деловой хваткой, тонкими пальцами артиста, добрым сердцем и полной неспособностью понять другого.

Здесь вместо Лопахина – двое новых русских, но не из анекдотов, а от сохи: занятные мужички, человеческий облик не утратившие, порой растерянные, временами застенчивые даже. Потому что не в пародии счастье этого кино: живая жизнь обитателей умирающего дома интереснее любых аллюзий, отсылок и намеков”.

Дмитрий БЫКОВ

  • Кадр из фильма “Цветы календулы”
«Экран и сцена»
№ 10 за 2018 год.
Print Friendly, PDF & Email