Горькая весть

• Лилия ТОЛМАЧЕВАВ ночь на 26 августа не стало Лилии Толмачевой, имя которой при жизни вошло в историю «Современника». Еще до рождения театра в долгих обсуждениях, каким ему быть, актрисе предназначались главные роли, уже тогда ее считали незаменимой. В «Блокнотах» Владимира Саппака фигурируют три названия (два из них так и не были постав-лены), и во всех трех – «Вечно живые», «Огни на старте», «Мольер» – без Толмачевой не могли обойтись.
Она играла Ирину в первом спектакле нового театра «Вечно живые» Виктора Розова, и, несмотря на то, что жизнь труппы строилась на коллегиальных началах, именно Лилия Толмачева запомнилась в главных, самых важных ролях – Тамара в «Пяти вечерах», Нинучча в «Никто», Надя в «Старшей сестре», Гитель Моска в «Двое на качелях».
Она была среди основателей «Современника», но само слово «основательница» не идет Лилии Михайловне, скромнейшей, изящной женщине, тонкой, интеллигентной, служившей театру безоглядно. (Толмачева без колебаний ушла из Театра Моссовета от Юрия Завадского, хотя судьба будущего «Современника» поначалу была неясной). В ее облике была особая хрупкость и, вместе с тем, несгибаемая верность, свет и чистота души. Даже когда она играла «отрицательные» роли, скажем, Леночку в «Шумном дне» Анатолия Эфроса, любому зрителю оказывалось ясно, почему эту мещанку так любит муж. Все ее героини брали в плен какой-то трогающей душу беззащитностью, тревожностью, внутренним драматизмом, завораживали ломкой грацией, голосом с трещинкой.
Когда Олег Ефремов ушел из «Современника», Лилия Толмачева рассказывала: «Я осталась, чтобы этот Дом не был сиротой». «Нам все время кого-то предлагали, и мы стали уговаривать Галю Волчек стать художественным руководителем. Галя для меня – суть театра». Толмачева замечательно сыграла Елизавету Александровну и Настю в спектаклях Волчек «Обыкновенная история» и «На дне».
«Я – счастливый человек. Вся наша жизнь состоит из встреч. Хочется поблагодарить Виталия Яковлевича Виленкина, Рихтера, Нину Львовну Дорлиак, которая со мной занималась, Генриха Густавовича Нейгауза, Давида Самойлова, научившего меня разбираться в стихах», – говорила актриса. Лилия Михайловна изумительно читала стихи, и может быть, особенно Самойлова. Сохранилась запись поэмы «Цыгановы» в ее исполнении.
Она занималась режиссурой. Поставила «Все кончено» Э.Олби во МХАТе с Марией Ивановной Бабановой. В «Современнике» – «Фантазии Фарятьева» Аллы Соколовой и «Генриха IV» Луиджи Пиранделло.
Александр Калягин в интервью назвал уход актрисы огромной потерей для российского театра и особенно для «Современника». «Толмачева – верная ученица Ефремова. Многие актеры сегодня претендуют на свою близость к школе Ефремова, но Лилия Михайловна была по-настоящему первой».

Редакция «ЭС»
«Экран и сцена» № 16 за 2013 год.

Print Friendly, PDF & Email