Чтобы не погасло

Инга Оболдина в фильме “Жги!”“Жги!”. Режиссер Кирилл Плетнев

Скоро Новый год, и телевидение будет потчевать тех, кто его смотрит, добрым кино. Чтобы посмотреть – и прослезиться, и подумать о жизни, и пообещать себе все изменить, и поверить в счастье.

Среди этих фильмов непременно окажется “доброе кино с надеждой”, которое обычно состоит из бочки реальности и ложки магии, и этим привлекает. Могла ли произойти на самом деле история, показанная Гарри Маршаллом в фильме “Красотка”? Скорее всего, нет. Но микроскопическая возможность того, что миллионер всей душой полюбит девушку свободного поведения, все-таки есть, поэтому “Красотка” кажется красивой фантазией, но не кажется ложью.

Или “Миллионер из трущоб” Денни Бойла. Поводом для сценария стала хоть и сильно переделанная, но реальная история. Могла бы она случиться по-настоящему? Да, имеется такая возможность, и она заставляет еще сильнее сопереживать героям, на что режиссер и рассчитывал.

Из той же серии фильм Кирилла Плетнева “Жги!”. И в его основе лежит самая что ни на есть реальная история – британской певицы Сэм Бейли, победившей четыре года назад в музыкальном телешоу “The X-factor”, а до этого она работала надзирателем в женской тюрьме. Такая история могла произойти не только в Британии, нашему телевидению тоже нужны нестандартные победители. Поэтому идея “Золушка-надзирательница попадает в Москву на конкурс талантов” совсем не выглядит странной: конкурсы голосов, танцевальных навыков и прочих умений есть почти на всех каналах, и участники встречаются очень разные.

Жизнь Алевтины Ромашкиной (Инга Оболдина), старшего инспектора женской колонии, размеренна и ясна: она ходит в форме и кепке, орет на зэчек, присматривает за порядком, любит дочь-старшеклассницу и побаивается мужа. У нее есть начальник Иваныч (Владимир Ильин) и любимая подруга, грубоватая искренняя Вера (Анна Уколова). Колония маленькая, человек двадцать осужденных, городок тоже крошечный, Алевтина в нем выросла. В детстве она выступала перед зэчками, пела сильным голосом “Старинные часы”, аккомпанировала ей бабушка, которая как раз во время этого выступления умерла. С той поры Алевтина если и пела, то только для себя или спьяну, и когда сослуживцы дарят ей на 50-летие караоке, она не особенно радуется.

Хороший зачин для красивой истории – сейчас старший инспектор запоет, все о ней узнают, ее позовут на конкурс талантов, и она победит и всем покажет, какие бездны могут скрываться в немолодой женщине непрестижной профессии из далекого городка.

Вообще главных героинь такого возраста в кино мало, и не только в российском – женщина пятидесяти лет продолжает быть “исчезающим элементом”, и Кириллу Плетневу надо сказать большое спасибо за такой выбор героини. Его фильм может стать реальной поддержкой для зрительниц из разного размера городков. Во всяком случае, сочинские зрительницы (фильм участвовал в конкурсе “Кинотавра”) пришли от картины в настоящий экстаз, бушевали и аплодировали в зале.

Старший инспектор решается использовать караоке, поет в одиночестве “Старинные часы”, а потом видео ее выступления неожиданно оказывается на Ютьюбе. Полмиллиона просмотров и лайков, и вот в городок приезжает съемочная группа шоу талантов, которое ведет Ольга Бузова. Алевтина дает сбивчивое интервью у стен колонии и получает приглашение участвовать в конкурсе без предварительного прослушивания.

У Ольги Бузовой очень мило получается иронически играть саму себя (первый такой опыт был у нее в сериале “Бедные люди”), и ее приезд в город Алевтины выглядит органично. Вообще кастинг картины (за него тоже отвечал Кирилл Плетнев) проведен более чем достойно. Обитательниц колонии играют настоящие сотрудники колонии для несовершеннолетних (она находится в городе Невель Псковской области и сейчас уже не действует) – режиссеру были нужны определенные выражения лиц, которые у тех, кто охраняет, и у тех, кого охраняют, обычно одинаковы.

Роль представительницы вышестоящих органов, устраивающей в колонии проверку, досталась Татьяне Догилевой. Ее Елена, обрюзгшая, властная, но в принципе незлая тетка, поддерживает Алевтину в ее желании ехать в Москву. Иваныч в исполнении Владимира Ильина – тоже человек незлой и тоже живущий по сложившимся за века принципам: украсть то, что воруется, обмануть начальство, подставить подчиненных, если это выгодно. Сергей, муж Алевтины (Алексей Шевченков) – уверенный в себе, даже самовлюбленный человек, при этом уже начинающий понимать, что жизнь его сложилась не совсем так, как он мечтал, и по-другому уже не сложится. Два молодых надзирателя-садиста (Данил Стеклов и Никита Кологривый), один – сволочь, другой – подпевала. Сама Инга Оболдина сыграла Алевтину – и резкую надзирательницу, и подавленную мужем жену, и женщину, которая вспомнила о том, что она женщина (на “Кинотавре” Инге Оболдиной дали награду за лучшую женскую роль).

И вторая большая женская роль – Виктория Исакова сыграла осужденную Марию, хромую правдорубку с консерваторским образованием: это она записала на телефон пение Алевтины. Мария будет заниматься с Алевтиной, ставить ей голос и дыхание, репетировать арию из “Тоски”, и отношения этих двух женщин ярче и главнее истории немолодой провинциальной Золушки.

Беда фильма “Жги!” в том, что он многожанровый, но жанры не очень сочетаются друг с другом. Кастинг явно проведен для социальной драмы – и верно, здесь есть битва Марии с начальством колонии, безнаказанность чиновников, взятки, убийство. Картину Плетнева уже сравнивали с “Левиафаном”, но стилистически она больше похожа на “Дурака” Юрия Быкова, где страх, тоска и безнадежность сочетаются с сатирическим визуальным решением. Параллельно с социальной драмой развивается та самая история Золушки, где надзирательница учится петь оперные арии, ходить на каблуках, перечит мужу и едет в Москву, где обедает с Ларисой Долиной и встречает много других звезд эстрады и телевидения.

Две эти линии должны были как-то сойтись и куда-то привести героиню. Алевтина могла, например, проиграть и вернуться другим человеком, или, наоборот, выиграть конкурс, стать певицей и забыть о своей подруге, или…

Да что зря фантазировать, только расстраиваться – настолько развесистой клюквы в российском кинематографе не встречалось давно. Пока Алевтина бродит по телевизионным коридорам, любуясь то Антоном Комоловым, то Димой Биланом, Мария захватывает заложников и грозится их убить. Узнав об этом, Алевтина прерывает арию Тоски, с которой выступала на конкурсе, и в прямом эфире обращается к Марии: ругается плохими словами и просит всех отпустить. Операторы все снимают, страна замирает у экранов, и мелодрама с социальной драмой превращаются в плохую комедию.

Потом фильм нервно дергается обратно, и один из молодых надзирателей-садистов стреляет Марии в живот. Истекая кровью, она открывает и закрывает глаза – жива или нет, непонятно. И тут начинаются титры, на них Алевтина поет веселую песенку, а надзиратели и зэчки вместе бодро пляшут на проселочной дороге, как в мюзикле.

Абсурд, конечно, на то и абсурд, чтобы появляться неожиданно и взламывать шаблоны. Из истории певицы-надсмотрщицы можно было сделать много разных сценариев: и драму о тяжкой доле и безнадежности, и мелодраму о дружбе, и саксесс-стори со всякими звездными камео, и мюзикл, почему нет – только в этом жанре был бы логически обоснован совместный танец осужденных и охраняющих. Но, кажется, что режиссер повел себя как человек, который, желая хорошо выглядеть, открыл шкаф и надел все лучшее сразу: и шапку, и сковороду, и кофточку с люрексом.

“Жги!” – полнометражный дебют Кирилла Плетнева (точнее, несколько дебютов в одном флаконе). Те, кто хвалит картину, готовы с удовольствием ждать следующих. И это может быть приятное ожидание, если поверить, что режиссер справится с трудностями выбора, одной из главных проблем ХХI века.

Жанна СЕРГЕЕВА
Инга Оболдина в фильме “Жги!”
«Экран и сцена»
№ 24 за 2017 год.
Print Friendly, PDF & Email