Таинственные письмена

• Ибрагимхалил СУПЬЯНОВ
Одна из лучших выставок уходящего года – “Письмена на кулисах” Ибрагимхалила Супьянова. Она была организована Государственным Центральным театральным музеем имени А.А.Бахрушина совместно с кабинетом сценографии СТД РФ в залах Театральной галереи на Малой Ордынке.
Тот, кто никогда не видел работ выдающегося дагестанского художника, может удивиться самому названию выставки. Ведь “письмена” – слово священное, торжественное и наводит на мысли о далеком прошлом, хранящем древние тайны. Кулисы же – термин сугубо театральный, привычно сочетающийся со словом “пыль”. Кулисы – то, что скрыто от глаз, но их тайны лишены ореола сакральности.
Знаменитый режиссер Люк Персеваль, чье имя на устах у критиков и просвещенных театралов, сказал: “По сути, театр – не более чем письмена на песке. Слава, к которой многие вначале стремятся, быстро улетучивается. Театральные пьесы не способны изменить мир. Можно даже утверждать, что театр – абсолютно бессмысленное занятие. Однако сразу встает вопрос, почему же эта бессмыслица так дорога людям уже две с половиной тысячи лет”…
Возможно, эти слова близки Супьянову – создателю фантастического, самобытного мира. В своих декорациях, занавесах, костюмах он использует разнообразные и часто неожиданные фактуры. Нередко его театральные работы напоминают красочные коллажи, картины, которые можно подолгу рассматривать, чтобы поначалу кажущиеся абстрактными композиции в результате складывались в отчетливый образ спектакля. игровые автоматы 777 на реальные деньги здесь Конечно же, этот слот подарит пользователям море незабываемых эмоций и крупных призов. Если вы хотите испытать настоящий кураж, запускайте его на реальные деньги, ведь так вы сможете насладиться отличным сюжетом, играйте в игровые автоматы 777 На выставке экспонировались его эскизы к драмам, операм и балетам самых разных театров (напомним, что в многонациональном Дагестане работают аварский, лакский, даргинский, кумыкский коллективы).
От искусствоведа Анаит Оганесян я много слышала о целой плеяде художников Махачкалы, во главе с идеологом Эриком Путербротом (к несчастью, его уже нет на свете). В конце 80-х годов прошлого века ВТО откомандировало меня в Дагестан, где поразила природа: горы (поездка состоялась весной) были покрыты желтыми тюльпанами. Второе потрясение оказалось связано с работами Ибрагима Супьянова. В ту пору люди жили открыто, и я считаю исключительным везением приглашение Супьянова посетить его мастерскую.• Ибрагимхалил СУПЬЯНОВ

Там я впервые увидела мощнейшие листы, висевшие и стоявшие в небольшом пространстве. Это была станковая живопись, поражавшая глубиной внутреннего содержания. Работы напоминали древние камни, испещренные знаками, линиями, орнаментами. Они несли на себе печать тысячелетних традиций. Помню, мне хотелось дотронуться до картин. Казалось, прикосновение к холсту приоткроет тайну. Хотя главное, наверное, было внятно: от живописи исходила та же энергия, которую я испытала в горах, энергия жизнеутверждающая, приобщавшая к тайнам бытия. В мастерской Ибрагима стояла старая фисгармония. Это не был безмолвный артефакт. Художник сел за инструмент и стал играть какие-то мелодии, удивительно созвучные атмосфере удивительного вечера.
Позднее, я прочла в статье Аллы Михайловой: “Супьянов – это радость ВЧУВСТВОВАНИЯ. Он настраивает зрителя на свою волну. И это – добрая волна. Она влечет тебя туда, где осуществляется гармония мира. Да-да, страшного, кровавого, несправедливого мира. Но это пена, злободневность, а под ней – фундамент добра. Основа. Иначе этот мир не выдержал бы многовековой истории, не так ли? Супьянов строит свою философию на основе основ. Мир гармоничен в горах, людях, в источниках, в зверях, в земле, растениях, человеческих постройках (когда люди хотят вписаться в гармонию природы). Мир изначально гармоничен и приобщение к этой гармонии – счастье”…
Самое сильное впечатление на выставке Супьянова производят станковые работы. Это и “Знаки Караная”, и серия “Лечебная книга”. Конечно, многое в этих листах закодировано, зашифровано. Как в древних письменах, не разгаданных учеными. Но, быть может, то настроение, те эмоции, которые ты испытываешь, рассматривая листы, важнее разгадок. Художник владеет цветом, и это владение кажется природным даром. В одних работах это однотонная, очень скромная гамма (напоминающая камень), в других цвета доминируют, но они тщательно отобраны.
Ты смотришь работы Супьянова как старинные, восточные ковры, не понимая знаков-символов, орнаментов, но сам процесс вглядывания сродни медитации, состоянию, вырывающему тебя из суеты повседневности.
“Большим мастером, удивительно искренним и внимательным к своему внутреннему миру” назвал художника Станислав Бенедиктов, выступая на открытии выставки: “Изо дня в день работая в мастерской, Ибрагим очень ценит ее тишину и покой, он доверяет движениям своей души. Здесь много молодых людей и наших учеников. Я очень хотел бы, чтобы они впитали в себя это отношение к своей душе и стремились достичь такого же мастерства. Видеть эти работы воочию в Москве, в этих уютных залах – большая радость”.

Екатерина ДМИТРИЕВСКАЯ
«Экран и сцена» № 24 за 2013 год.
Print Friendly, PDF & Email