«Апельсин» для заводного Депардье

Турецкая актриса Эджем Узун, лауреат фестиваля. Фото пресс-службы Анталийского кинофестиваля53-й Международный кинофестиваль в турецкой Анталии официально уже не назывался “Золотой апельсин”, как прежде. Хотя статуэтку с оранжевым шаром в руке никто не отменял. Прошел фестиваль мирно и весело, в прекрасный бархатный сезон, когда нет жары и совсем мало отдыхающих. После попытки государственного переворота 15 июля 2016 года и охлаждения отношений между нашими странами, туристический поток из России заметно иссяк. Пляжи пустынны. Все тихо и спокойно, но почему-то ощущение непокоя не покидало. Нет-нет, да и происходило что-то в городе, ставшем для наших соотечественников символом беззаботного летнего отдыха.

Накануне фестиваля обстреляли рыболовецкий порт близ Анталии, погиб один человек. После закрытия прогремел взрыв недалеко от Торгово-промышленной палаты. Так что мэру Анталии Мендересу Тюрелю забот хватало, но именно он стал президентом кинофестиваля. Говорят, что по его настоянию отказались от названия “Золотой апельсин”, поскольку оно не работает на международный авторитет киносмотра, в задачи которого входит продвижение турецкого кино.

На фестивале было что посмотреть: 134 картины из 39 стран, разнообразная международная программа, но, пожалуй, самая ценная и репрезентативная – национальная. Кинематограф Турции на взлете и дает представление о духе страны. Фестивальным хитом стала “Clair-obscur” Есим Устауглу, созданная при участии Польши и Франции. Фильм был включен в два конкурса сразу (и не он один) – национальный и международный, где получил главную награду “Золотой апельсин” и 50 тысяч евро.

Актрису Эджем Узун, сыгравшую замордованную мужем и свекровью молодую женщину, отметили оба жюри – международное и национальное. А Есим Устауглу награждена жюри национального конкурса как “Лучший режиссер”. Она рассказала историю о двух женщинах с абсолютно разным бэкграундом и социальным статусом. Одна – психотерапевт, другая – ее пациентка. Но их многое объединяет. В турецком кино женская тема становится ключевой, смело и неожиданно трактуется.

В международном конкурсе собрали самые разные картины. Особую любовь у публики снискала испанская лента “Открытая дверь” Марины Сересески, сделанная по образу и подобию хитов Педро Альмодовара.

“Открытая дверь” награждена призом зрительских симпатий, а международное жюри отметило ее за лучший сценарий (Марина Сересески). Семилетняя русская девочка Люба после смерти матери от передозировки, оказывается в квартире проститутки. Там ее привечает весьма неординарная мать этой труженицы любви. Девочку играет испанский ребенок, и говорит она на чудовищном русском языке. У Любы есть непутевый брат Юрий, которого очень достоверно сыграл молодой испанский актер Эмилио Паласиос. Он вместе с оператором картины представлял “Открытую дверь” в Анталии. Его собственный запас русских слов ограничен – лишь “пожалуйста”. Русские все еще воспринимаются миром как исчадие ада. Они олицетворяют самое дно, едва изъясняются на родном языке – что ни слово, то мат. Одна надежда на детей, и девочка Люба тут чистый ангел.

Болгарское кино тоже на подъеме. В конкурсе участвовала картина “Слава” Кристины Грозевой и Петара Валчанова (Болгария/Греция) о путеобходчике Петрове. Он обнаружил на железнодорожных путях целый ворох купюр и, как честный гражданин, сдал их государству. Но это принесло только беду.

Петров – нелепый, замкнутый человек. Все у него не как у людей. Перед телеэфиром, где его должны представить героем, он прольет на себя колу, и придется появиться на экране в чужих брюках. Министр транспорта наградит Петрова часами, которые не ходят. А его семейную реликвию – старенькие, российские часы “Слава” с гравировкой и пожеланием отца – руководительница ведомственного телеканала потеряет. Часы для нее – пустяк. Она вообще живет другим – наконец-то забеременела, ждет позднего ребенка. Петров с трудом говорит, заикается, мычит. Чтобы вернуть часы, он даст интервью оппозиционному тележурналисту, после чего его начнут шантажировать полицейские – подложат купюры, вроде как Петров не такой уж честный и святой, пусть все знают, что он присвоил часть найденных денег. А потом те же полицейские изобьют его до полусмерти. А он в ответ расквитается с редакторшей телевидения…

“Славу” сравнивают с новым румынским кино и драмами братьев Дарденн. В этом направлении и идет новейший болгарский кинематограф в лучших своих образцах.

И еще одна прекрасная картина участвовала в конкурсе – “Король бельгийцев” Питера Бросенса и Джессики Вудворт (Бельгия/Нидерланды/Болгария), уже наделавшая шума в Венеции. Она вводит неискушенного зрителя в заблуждение; он не понимает – документальная это лента или игровая, настоящий ли это король.

Мы видим трогательного и нелепого мужчину, непосредственного как дитя, лишенного какой бы то ни было меркантильности. Оказавшись в условиях форс-мажора, он со своей немногочисленной и мобильной свитой спешно покидает Стамбул, возвращается домой окольными путями через Балканы, спасаясь от преследования турецких спецслужб. Бежит в национальном болгарском костюме с венком на голове под прикрытием женского ансамбля. В Софию этот шумный табор отправится в кузове с арбузами.

По пути бельгийский король выпьет с сербскими крестьянами ракию, потом окажется в албанской тюрьме, откуда его вызволит королева-мать. Чем-то это безбашенное путешествие напомнит нашествие на Казахстан британского комика Саши Барона Коэна. Но бельгийский король в отличие от него – нежная душа, никого не высмеивает и прекрасно вписывается в любой антураж. Говорят, что реальный бельгийский король не оценил образ монарха с душой ребенка. А какой бы прекрасной могла быть жизнь, появись такой правитель.

Главную роль в “Короле бельгийцев” сыграл изумительный актер Петер Ван ден Бегин. Авторы фильма не искали внешнего сходства, но почему-то хочется думать, что в Бельгии именно такой человечный король.

В итальянском “Признании” Роберто Анда министры финансов из восьми стран собираются в Германии, чтобы обсудить проблемы финансового кризиса. Россию представляет министр в облике Алексея Гуськова. Недавно мы его видели в дебютной картине “Полина” французского хореографа Анжелена Прельжокажа о русском балете, где Алексей сыграл известного танцовщика. Он так много снимается в Италии и Франции, как, пожалуй, ни один наш артист. А картин с его участием в России не увидеть. Так что у Алексея Гуськова складываются две параллельные актерские жизни, которые почти не пересекаются.

В национальном конкурсе участвовало 12 картин, 8 из них – дебюты. Жюри во главе с турецким кинорежиссером Капланом Капланоглу, известным по фильмам “Яйцо” и “Мед” (“Золотой медведь” Берлинале), главным призом отметило “Голубой велосипед” (Турция/Германия) Умита Кёчекена. Он рассказывает о 13-летем мальчике, мечтавшем о велосипеде. Каждый день, проходя мимо витрины магазина, он думал о том, как бы собрать на него денег. Режиссер получил не только “Золотой апельсин” и 100 тысяч турецких лир, но и миллион бонусных милей от авиакомпании “Турецкие авиалинии”. Отмечен и сценарий “Голубого велосипеда”.

Пожалуй, самая именитая турецкая картина нынешней Анталии – “Рауф” Барыша Кайя и Сонера Джанера, участвовавшая в национальном конкурсе. Год назад “Рауф” победил на Анталийском фестивале в конкурсе проектов. Его мировая премьера состоялась на Берлинале. Он вошел в список 50 лучших фильмов года по мнению Европейской киноакадемии, объехал множество фестивалей и вернулся в Анталию.

“Рауф” – опять-таки фильм о ребенке, девятилетнем мальчике из курдской деревни. Главный герой живет с немолодыми родителями, работает в столярной мастерской, где изготавливают гробы. Их требуется много, потому что люди без конца умирают, а живут в состоянии непрекращающейся войны. Мальчик влюбляется в 20-летнюю дочку своего мастера и хочет во что бы то ни стало купить ей розовый шарф, о котором она мечтает. Пейзажи ослепительные, а бедность превращена в царственную красоту. Картина отмечена на фестивале двумя наградами за изобразительное решение – работу арт-директора и оператора. И это лучшее, что есть в этой явно перехваленной и излишне красивой картине.

Совместно с Францией, Румынией и Германией снят еще один турецкий фильм, “Сон” Дервиша Займа – независимого режиссера и писателя, про которого говорят, что каждую свою картину он делает как первую, настолько они не похожи. Пожалуй, такого столпотворения не было ни на одном турецком фильме. Молодая женщина-архитектор видит сны, и в них преображается, становясь совершенно другой. Архитектурные образы часто рождаются в грезах. Одна из конструкций приведет к разрушениям целого квартала, и люди останутся без жилья. Пострадавший нападет с кулаками на виновного архитектора.

Собственно сюжет в “Сне” ничего не решает. Все дело в необычной стилистике картины, на первый взгляд, вполне бытовой и реалистичной. Сон становится явью и наоборот. Опять в центре – молодая женщина, абсолютно европейская и свободная.

В программе, название которой можно перевести как “Всякая всячина”, были собраны свежие фильмы, произведенные как самой Турцией, так и в копродукции. Среди них – история современных Бонни и Клайда, “Большой большой мир” Реха Эрдема. Картина, уже удостоенная спецприза Венецианского кинофестиваля, из Анталии отправилась в конкурс Токийского кинофестиваля. Совсем еще молодые парень и девушка, убегают из своего города, подальше от семей. Дорога назад им закрыта. Поселяются в лесу, живут как дети природы, довольствуясь тем, что находят. Идиллия продолжается до тех пор, пока не придет к ним беда. Они живут как брат и сестра, их отношения невинны. Самостоятельная жизнь многому их научит. Девушку сыграла талантливая молодая актриса Эджем Узун, отмеченная на фестивале за лучшую женскую роль в конкурсной ленте “Clair-obscur”.

В Анталии показали две российские картины – игровой дебют Михаила Местецкого “Тряпичный союз” и документальную ленту Евгении Тирдатовой “Рудольф Нуреев. Остров его мечты”, снятую в Турции и основанную на уникальной любительской съемке, сделанной друзьями знаменитого танцовщика и хореографа.

В международном конкурсе участвовал “Чужой дом” грузинского режиссера Русудан Глурджидзе, поддержанный Минис-терством культуры РФ и рассказывающий о событиях времен грузино-абхазского конфликта. Одну из главных ролей в нем сыграла Ольга Дыховичная. “Чужой дом” отмечен спецпризом жюри во главе с британским режиссером Хью Хадсоном.

Фестивальный каталог украшал разворот с роскошной фотографией и подробной биографией Жерара Депардье. Ему должны были вручить награду за достижения в карьере. За три дня до торжественной церемонии неистовый Жерар сообщил, что на фестиваль не приедет. Почему? Бог весть. В письме, направленном им в дирекцию, сообщалось только то, что приедет он за важной для него наградой в следующем году. А за достижения в карьере отметили 77-летнего американского актера Харви Кейтеля, чье имя заранее в программе не заявлялось, и можно лишь догадываться о том, каких трудов стоила дирекции фестиваля подобная замена. Но от нее никто не проиграл, напротив, выиграл.

Французская звезда Одри Тоту, несмотря на еще не вполне солидный возраст, в день открытия фестиваля тоже была отмечена аналогичной наградой. Когда-то актриса сыграла турецкую эмигрантку в картине “Грязные прелести” Стивена Фрирза. Причем, британский классик, приглашая ее на роль, и не подозревал, как она знаменита, поскольку фильма “Амели” не видел. Просто Одри показалась ему похожей на турчанку.

 

В холле главной фестивальной площадки развернули фотовыставку актеров у микрофона – тех, кто остается за кадром. Их голоса хорошо знают, а вот как эти люди выглядят, для многих – загадка. Грандиозная работа, экспрессивные лица. Изумительные фотографии актеров изданы отдельной книгой, которую дарили гостям фестиваля. Жаль только, что сопроводительный текст – на турецком языке.

Светлана ХОХРЯКОВА
Турецкая актриса Эджем Узун, лауреат фестиваля
Фото пресс-службы Анталийского кинофестиваля
«Экран и сцена»
№ 22 за 2016 год.
Print Friendly, PDF & Email