Доверие к незнакомому

Читка пьесы “Неодушевленная Галина номер два”. Фото Д.КАРЕТНИКОВОЙФестиваль молодой драматургии “Любимовка” стоял и стоит сегодня – при новой команде, драматургах Михаиле Дурненкове, Евгении Казачкове и театроведе Анне Банасюкевич, – на принципе доверия к незнакомому. К дебютанту из-под Минска, выпускнику ВГИКа из города Излучинск, киевлянам, петербурженкам с курса Натальи Скороход или ученикам Николая Коляды. На “Любимовке”, которую всю весну и половину лета отбирают полтора десятка ридеров, не работает табель о рангах и давление статуса. Количество желающих послушать пьесы новичков или “ветеранов” движения так велико, что стоит говорить об особой степени контакта между зрителями обоих залов Театра.doc, из года в год становящегося площадкой “Любимовки”, и кафе “Смайл”, где в этом году шла клубная программа. Контакт этот, понятное дело, во многом строится на исключительно веселой и дружеской атмосфере, царящей на читках (даже если ругаются – весело!), но главное – на интересе и подлинном внимании к тексту, который тебе не знаком. А что в голове у парня из Курска, написавшего пьесу-треп юных искателей мягких приключений? А что стоит за названиями “Секс мне не нужен” или “Бешеный пекинес”? “Любимовка” не хвалит себя и ничего не обещает, но кредит доверия каждый год укрепляется – да, опять интересно, что же у них и у нас в голове, как они и мы разговариваем, про что думаем и как строим свою жизнь. Они – это люди со страниц пьес, мы – живые, торчащие всю неделю в душном зрительном зале и мечтающие повторить это ровно через год.

Хорошо бы сделать статистику участников нынешней “Любимовки”: откуда, сколько лет, какая по счету пьеса, каков бэкграунд. На сторонний взгляд кажется, что под крышей фестиваля собраны люди примерно одного поколения (верхняя граница – в районе 35, нижняя – 16, как Анастасия Казьмина, автор “Рыбки” из fringe-программы), не испорченные еще близкими или заказными контактами с профессиональным театром и потому не заточенные на “мастерство”. Поэтому и разговоры о профессиональных стандартах, которые иногда велись во время обсуждений, не очень удавались: параметры “сделанности”, “качества” в отношении многих пьес не работают, и это хорошо. “Знака качества” на пьесах фестиваль молодой драматургии никогда не ставил: это могло раздражать критиков, но давало особую степень свободы драматургу.

Куда как любопытнее в связи с новыми пьесами обсуждать язык, тип взаимоотношений и способ фиксации внешнего мира, его скрытой конфликтности и бесконфликтности. Тематический фильтр в отношении “любимовских” пьес тоже не слишком работает: снова, как и в прошлом году, были пьесы про Украину и военный конфликт (“Кто украл твоих лошадей” Анастасии Косодий из Запорожья и – по касательной – “Улисс” киевлянина Виталия Ченского), про любовь двух лесбиянок, поданную как норма, а не в качестве секретов закрытого и гонимого в обществе комьюнити (“Ребенок для Оли” Натальи Милантьевой), про наше общее российское прошлое (“История от Матвея” Нины Беленицкой в офф-программе), про амбивалентность человеческих отношений и связей (навеянная реальной историей неочевидных взаимоотношений инвалида и жившей с ним сиделки “Секс мне не нужен” Лехи Чыканаса). И все же основной корпус пьес не делится по тематическому принципу. Интересно, как именно Виталий Ченский обходится с острой темой патриотизма в своей длинной монопьесе, от лица современного Улисса разворачивающей перед нами всю мутность, запутанность, вялость и, тем не менее, честность героя, своего альтер эго – молодого парня, меняющего съемное жилье и девушек, игнорирующего большую политику и ведущего внутренний диалог с гонимым Виктором Януковичем. Показательно, как Наталья Милантьева в “Ребенке для Оли” обходит опасный угол демонстрации сочувствия к двум лесбиянкам – нет, она рассказывает эпизод их любовной жизни без ложной патетики и стремления защитить. Девушки жили вместе, одна хотела ребенка, вторая – не очень, а потом они разошлись, оставив нас со смутным ощущением случившейся драмы. Забавно, как именно снят пафос “откровенной темы” в пьесе дебютанта Алексея Битюцких (Волгоград) “Леша, который устроился на работу, на которой не платят”: монолог жены героя, решившей заработать денег в видеопорночате, чтоб помочь семье, рассказан от лица смешливой, простодушной, с “принципами”, женщины, так же простодушно открывающей все тайны своей вновь приобретенной профессии, а заодно – и движений души. Читка “Леши”, сделанная режиссером Сергеем Шевченко и сыгранная актрисой Алиной Эстриной, вызвала бурную дискуссию – и о границах профессионального/любительского, и о гендерных колебаниях (кому-то почудилось в пьесе унижение женщины), и о степени откровенности (как будто в “новой драме”, Театре.doc и на “Любимовке” не были давно перейдены все мнимые границы и табу).

Оглядываясь на программу нынешнего фестиваля, видишь, как много и интересно проявляет себя персональное в пьесах нынешних молодых авторов. Несколько монологов – помимо Ченского в этом жанре выступил Константин Стешик с “Грязнулей” (офф-программа), где мучительно подробно и по всем канонам хоррора показана история одного безумия; Мария Огнева с замечательными “Спойлерами”, главная героиня которой, сыгранная непосредственной и очень обаятельной Сашей Мороз в читке режиссера Сергея Чехова, тихонько, почти не претендуя на победу над обстоятельствами, разбирается, что же с ней и с ее парнями не так, если они разбегаются через неделю после знакомства. В “Утомленных спайсом” Александра Демченко (Курск, не первая “Любимовка” за плечами) персональность разложена на несколько голосов – это голоса молодых бездельников, коротающих время за квартирными разговорами и то и дело попадающих в полукриминальные истории. У Натальи Гапоновой (Нижневартовск, клубная программа) в “Это я на Новый год текилой обездвижена” еще и поймана всегда удающаяся автору интонация расслабленной и анемичной жизни, проходящей при этом с бодрым настроением, как если бы герои не замечали пустоты будней, а прекрасно с ней уживались. “Бейсболист” Алексея Доричевского (Киев, дебют на “Любимовке”, fringe-программа) собран из разных фактур: кусочки “вербатима”, в которых брутальный мужик рассказывает, как он пожил в разных странах и как люди там прикалываются и живут, перемежаются трамвайной рефлексией молодого человека, разговаривающего с девушкой по телефону про любовь и сны и фиксирующего реальность. В “Топливе” Айрата Гайнуллина (Тюмень) показано путешествие двух друзей-нефтяников в Сургут, куда они, уже украшенные прошлыми шрамами, едут на машине развлечься и отдохнуть. У автора есть чувство времени – своими скоростными или, напротив, замедленными сценами он передает подлинную скорость жизни героев, с их дорожными диалогами, встречами, драками и похмельным синдромом.

Наконец, Олег Колосов (Излучинск, вторая подряд “Любимовка”, выпускник сценарного факультета ВГИКа) в своей пьесе “Неодушевленная Галина номер два” показал высший пилотаж владения вот этой разделенной персональностью, когда неясно – где чужой автору герой, точно и очень убедительно показанный во всем его кажущемся отклонении от “нормы”, а где автор, вкладывающий свою жизненную позицию и отношение к миру в уста героя-отшельника. Продающий игровые приставки, не выходя из своей квартиры, парень живет с манекеном по имени Галина, доверяет ей самое искреннее и мучается от контактов с живыми: мамой, приходящей проверить, нет ли у него еще настоящей, живой “Галины”,

братьями, зазывающими на попойку в гараж, сестрами с младенцами, которыми почему-то принято восхищаться – а ведь они все одинаковые, клиентами, не выполняющими обещаний. Показывая нам – через речь, ее ритмическое устройство, поступки, – “крейзоту” главного героя, автор на самом деле убеждает нас в его полной нормальности и праве на сепаратную и целиком персональную жизнь. В читке режиссера Жени Беркович героя “Неодушевленной Галины” играл композитор Сергей Невский, нежной угрюмостью и человечностью окончательно превративший бумажного человека – в живого. Русские порно фильмы

“Любимовский” забег всегда открывает новые сюжеты: будь они в языке, проблематике или фокусе взгляда. Нынешний – не исключение, просто потому, что фестиваль делается без тенденциозности, открыто и с вниманием к чему-то непривычному, иному, другому.

Кристина МАТВИЕНКО
Читка пьесы “Неодушевленная Галина номер два”. Фото Д.КАРЕТНИКОВОЙ
«Экран и сцена»
№ 18 за 2016 год.
Print Friendly, PDF & Email