«Лебедь» в Стратфорде, «Глобус» в Ниде

“Глобус” в Ниде. Фото А.БАРТОШЕВИЧАВ середине 80-х годов замечательный английский режиссер Тревор Нанн, возглавлявший тогда Королевский Шекспировский театр, загорелся идеей присоединить к двум сценам Стратфорда – большой, традиционной, и малой, экспериментальной, еще одну, построенную по образцу елизаветинского театра. Приятель Нанна, архитектор, выстроил изящный макет будущего театра, которому предстояло быть вписанным в пространство старого здания. Новой сцене уже придумали имя – «Лебедь”: так назывался один из театров елизаветинского Лондона. Идея была хороша, но денег на ее осуществление не было. Государство по обыкновению не дало ни пенса. Частные лица, английские и американские благотворители призывам Тревора Нанна не вняли. Макет поставили в картинную галерею при театре, а о заветной мечте режиссера постарались забыть.

И вот однажды в галерею, обычно пустую, дождь загнал пожилую супружескую пару, которая внезапно заинтересовалась макетом и стала расспрашивать, что это за прелестная вещица. Им с грустью объяснили: это рухнувшая мечта нашего худрука. Путешественники оставили номер телефона и попросили, чтобы Тревор Нанн позвонил им, когда ему будет удобно. Чтобы не затягивать рассказ, скажу: встреча состоялась, чек на полтора миллиона фунтов (а потом и еще на миллион) был выписан, и «Лебедь” построили. Если придете туда (очень рекомендую, фантастической красоты пространство), бросьте взгляд на две прикрепленные к стене металлические таблички. Одна сообщает, что театр был открыт ее величеством, другая – что он был построен на средства господина Фредерика Коха. Последнюю табличку повесили по прямому приказу Елизаветы II: щедрый даритель долго сопротивлялся разглашению своего имени и уступил только настоянию королевы.

Я вспомнил эту историю, похожую на рождественскую сказку, когда месяца три назад ко мне в Институт искусствознания на Козицком пришел скромный человек лет сорока и таким тоном, словно речь шла о чем-то сугубо обыденном, рассказал, что в Литве, в курортном местечке Нида, на берегу Куршской косы, он хочет построить копию шекспировского театра “Глобус” и устроить там фестиваль Шекспира. Все немалые расходы – строительство театра, приглашение участников, всю организацию фестиваля он берет на себя. Я, признаться, своим ушам не поверил – слишком хорошо, чтобы быть правдой.

Однако колесо завертелось, в интернете объявили о конкурсе на участие в фестивале. Вместе с заявками театры должны были прислать видеозаписи одной небольшой сцены из спектакля: на фестивале, который шел в течение всего одного дня, должны были сыграть три шекспировских фрагмента. Было подано шестьдесят с лишним заявок, из которых для фестивального показа были отобраны: сцена влюбленных из “Сна в летнюю ночь” (молодой московский театр “На грани”), эпизод из “Короля Лира” (Школа Германа Сидакова) и кульминационная сцена из “Кориолана” (Театр на Таганке). Трем конкурсным отрывкам предшествовал один внеконкурсный: читка фрагментов из “Ричарда III”, в которой участвовал сам меценат вместе со своей семьей (единственная награда, которую он оставил для себя: кто усомнится в его праве на это невинное удовольствие – тем более что шекспировский текст был прочитан превосходно). В заключение (снова вне конкурса) показали сцену у балкона из “Ромео и Джульетты”, сыгранную маленьким питерским театром кукол “Картонный дом”.Сцена из спектакля “Кориолан”. Фото Е.ЧАДОВОЙ

Бесспорным победителем финального конкурса стал Театр на Таганке. Поставившая “Кориолана” Анна Потапова вместе с актерами смогла применить ход и структуру спектак-ля к условиям шекспировских подмостков. Сцена изгнания Кая Марция была сыграна с такой яростной силой, что поневоле вспомнилась старая Таганка. Публика, занявшая партер “Глобуса”, была покорена, захвачена и устроила таганковцам долгую стоячую овацию. Впрочем, оставаться на ногах зрителям пришлось в течение всего представления – совсем как при Вильяме нашем Шекспире.

Особенно пылких оваций, понятно, удостоился сам автор идеи шекспировского фестиваля в Ниде, его создатель и единственный спонсор. По профессии Алексей Загородний – финансист, он – один из руководителей крупного российского банка. Побольше бы таких банкиров!

Вход на фестиваль был, между прочим, бесплатный.

На другой день “Глобус” исчез – его разобрали и увезли, чтобы использовать элементы конструкции для каких-то иных целей. В ответ на мои стенания Алексей заметил: настоящий театр должен быть подобен призраку, невесть откуда возникающему и стремительно исчезающему. Что же, вполне шекспировская мысль – театр, как и мы сами, “создан из того же вещества, что наши сны”.

Но пока “Глобус” еще стоял на зеленой поляне возле самого залива, я успел много раз его сфотографировать снаружи и изнутри. Некоторые из фотографий перед вами.

Алексей БАРТОШЕВИЧ
“Глобус” в Ниде. Фото автора
Сцена из спектакля “Кориолан”. Фото Е.ЧАДОВОЙ
«Экран и сцена»
№ 17 за 2016 год.
Print Friendly, PDF & Email