Ушастая сказка

Сцена из спектакля "Кролик Эдвард". Фото А.СОЛДАТОВОЙВ Российском академическом Молодежном театре сыграли серьезную и большую премьеру – “Кролик Эдвард” Рузанны Мовсесян по знаменитой книге американской писательницы Кейт ДиКамилло. На русский язык книга была переведена 10 лет назад Ольгой Варшавер, и с тех пор интерес к Эдварду не угасает не только у читателей, но и у режиссеров. В 2011 году сказку ставил Александр Борок в челябинском Театре кукол имени В.Вольховского, спектакль получил две “Золотые Маски” за работу режиссера и художника. А совсем рядом с РАМТом, в МХТ имени А.П.Чехова, уже третий сезон идет очень удачное “Удивительное путешествие кролика Эдварда” в постановке режиссера Глеба Черепанова. Премьера Рузанны Мовсесян составляет соседям в Камергерском неплохую конкуренцию.

На сцене МХТ Эдвард – Александр Молочников – постоянно вел внутренний монолог и подчеркивал беспомощность фарфоровой куклы перед жизненными невзгодами. Мрачность сказки ДиКамилло нагнеталась бескомпромиссной режиссурой, сюжет помещался в модернистский контекст, использовались гротеск и театральная условность. Все это давало впечатляющий результат, но считывалось больше родителями, чем детьми. “Кролик Эдвард” Рузанны Мовсесян не ведет интеллектуальных игр, рассчитан на самую широкую аудиторию и даже взрослых затягивает в волшебный мир детства. С детьми говорят все на те же сложные темы: любовь и гордыня, смерть и уныние, – но крайне деликатным языком, не прибегая к шоковой терапии.

Рассказчица Пелегрина контролирует ситуацию и точно знает, чем должны заканчиваться подобные истории. Режиссер сделала старушку не только волшебницей, но и демиургом, автором. Роль “бабушки с двойным дном” исполняет Татьяна Шатилова: строгая, но справедливая, напоминающая одновременно профессора Минерву Макгонагалл из “Гарри Поттера” и добрую старушку-рассказчицу русских народных сказок, она сопровождает Эдварда на всех этапах его приключения. Озвучивая мысли кролика, подыгрывая и тут же подтрунивая над ним, она сознательно ведет его через боль к чувству подлинной любви. Самого Эдварда играют двое: потрясающе красивая кукла кролика и актер Виктор Панченко. Последнему из-за наличия рассказчика достается минимум реплик, душевные метания главного героя часто приходится передавать на языке пантомимы.

В “Кролике Эдварде” задействовано всего десять актеров, виртуозно жонглируют ролями Тарас Епифанцев, Евгения Белобородова, Александра Аронс, Татьяна Веселкина, Андрей Бажин и Сергей Печенкин. Постоянная эксцентрика оттеняет глубину и сентиментальность основных сцен. С каждыми новыми хозяевами кролик в определенный момент оказывается на авансцене, где в луче света, под музыку Ивана Волкова, они поют трогательные песни. Именно тогда, нота за нотой, в фарфоровой кукле рождается душа.

Феноменальной работой художника Марии Утробиной премьера РАМТа напоминает книжку-раскладушку со множеством сюрпризов. Глава первая, дом девочки Абилин – шикарный барочный дворец. В комнате с симметричной планировкой актеры разыгрывают симметричные же мизансцены. В костюмах кислотные краски сочетаются с такими цветами, словно мы попали в помпезную оперу, а не на философский детский спектакль. Но роскошь первой главы сменяется лаконизмом второй и последующих. В спектакле также используют мультипликацию, но фрагментарно и в меру. Минутная видеопроекция на задник – и зрители вместе с Эдвардом погружаются на дно океана.

На сцене появляется большая книга, каждая страница которой – новая глава жизни героя: дом рыбака, свалка, вокзал, бедное жилище чахоточной девочки. Иллюзия благополучия, в которой жил самовлюбленный фарфоровый кролик, сменяется картинками проще и условнее, они будто нарисованы на страницах карандашами.

Пройдя через бедность, череду унижений, расставаний и даже смерть, Эдвард вновь вернется в роскошные интерьеры. “Потрясающая работа! Настоящее произведение искусства!” – воскликнет кукольных дел мастер Люциус Кларк (Виктор Цымбал), собрав голову кролика заново из десятков осколков, и слова эти идеально совпадут с мыслями зрителей. Они в этот момент видят великолепный розовый задник магазина игрушек, расшитый шелком и золотом, в зал с него, словно лики святых, смотрят лица кукол. Но Эдвард уже не ценит подобные вещи, все, чего он хочет, – дождаться, когда за ним придет та самая, единственная хозяйка.

В благополучном исходе сказки сомневаешься только во время по-настоящему страшной сцены, когда Эдварду разбивают голову. Зал оглушает звук бьющегося фарфора, в полной темноте по сцене разлетаются мультяшные осколки… Но ужас случившегося длится всего пару секунд. Подумаешь, смерть: кукольное время, оно же вечное. Только открой свое сердце, и за тобой обязательно кто-то придет.

Александра СОЛДАТОВА
Фото автора
«Экран и сцена»
№ 4 за 2016 год.
Print Friendly, PDF & Email