Другой (другая), такой (такая)…

Кадр из фильма “Сухая река”Заметки о VIII Чебоксарском международном кинофестивале, посвященном кинематографу малых народов

Чего на свете не бывает…

Год назад студент московского Института телевидения и радиовещания Останкино Владимир Вобликов получил в Чебоксарах приз зрительских симпатий за короткую документалку “Все, что успел” и тогда же познакомился с известным российским актером Сергеем Фетисовым. Зашел у них разговор и о спектакле, который Фетисов играет в орловском театре “Русский стиль”, по пьесе “Вечер” о трех немолодых уже людях, единственных теперь обитателях когда-то большого села в десятке километров от райцентра.

Что-то в этой истории, поведанной однажды драматургом Алексеем Дударевым, зацепило молодого режиссера. Может быть, пронзительность ожидания, с которой дома ждут приезда взрослых детей, домой особенно не рвущихся. Как бы там ни было, но, спустя год, Вобликов снял картину “Старики”, которая в этом году стала в Чебоксарах фильмом открытия. Но сперва нашелся человек, кстати, тоже молодой, с которым Володя до того был едва знаком, и именно Алексей Горбунов стал продюсером проекта, говоря попросту, дал на него денег, не сильно надеясь, что они вернутся.

Как и в любом полнометражном дебюте, в “Стариках” можно обнаружить немало ошибок. Иногда странным образом вступают в конфликт разные жанры, иногда кажется, что смотришь спектакль, оставляющий собственно кинематограф на заднем плане. Но автору не отказать во внимании к героям, наивным, вздорным, чудаковатым и… искренним, живым, со своими отдельными историями.

Наверное, председатель жюри игрового конкурса Юсуп Разыков был прав, сказав, что на этот раз он, конкурс, привлекает как раз личными историями. Можно предположить, что возглавляе-мое Разыковым жюри оказалось в непростой ситуации: свой вердикт ему предстояло вынести картинам, показанным уже не только на отечественных, но и зарубежных фестивалях, приехавшим на Волгу, порой, не раз всячески отличенными.

Но Сергей Лаврентьев, программный директор в Чебоксарах, подозреваю, не просто отбирал фильмы для конкурса, но пытался представить зрителям некий срез отечественного кино минувшего сезона. И кроме всего прочего, занимался той работой, которая пока через силу дается российским прокатчикам, привычно предпочитающим зарубежный продукт российскому. Но это уже другая история. В результате Лаврентьев отобрал то, что нашел нужным, а жюри решило не обременять себя чужими пристрастиями и положиться на свои. Что с успехом и сделало. Например, в игровом конкурсе вручило Гран-при “Золотая Анне” картине Нигины Сайфуллаевой “Как меня зовут”, не сильно заморачиваясь ее дебютностью, но, вероятно, оценив присутствующую в ленте бескомпромиссность.

Приз за лучшую женскую роль жюри, возможно, несколько неожиданно, но твердой рукой отдало Анне Левановой, сыгравшей в “Двух женщинах” Веры Глаголевой. Позже узнал, что Леванова в спектакле “Современника” играет Золушку в сказке Шварца, и все совпало. Только сказочной Золушке башмачок пришелся впору, а тургеневской не повезло.Кадр из фильма “Дети священника”

Призом за лучшую мужскую роль в Чебоксарах удостоили Крешимира Микича за работу в картине хорвата Винко Брешана “Дети священника”. Эту картину вообще отличает замечательный актерский ансамбль, но этим сегодня не удивить. А вот когда начинается история смешная до абсурда, а к финалу сердце сжимается и уже не отпускает, потому что тебя погружают в странный коктейль, где перемешаны рождение и смерть, нетерпимость и фобии, в который раз и не вдруг осознаешь, что живем-то мы, бог знает как, и не можем остановиться…

После прошлогоднего успеха названного лучшим финского “Ученика”, откровенно разочаровала картина другого финна Петера Францена “Над темной водой”. Францен, очень популярный в Финляндии актер, на этот раз решил попробовать себя в режиссуре и снял кино про насилие в семье. На самом деле тема эта чрезвычайно горькая и здесь от того, кто решится к ней обратиться, много чего требуется.

Недавно на одном фестивале видел ленту, от которой надолго испортилось настроение, ибо в таких картинах надо не только являть миру боль, но и понимать, как это делать. Когда дюжий детина резвится и тешится, а мать, прижимая к себе плачущих детей, бежит в ночь, оно, конечно, так и бывает, но рождает притом массу вопросов. Они-то в поисках причин подобного, как минимум, и должны задаваться авторами вместо того, чтобы демонстрировать рвущие душу следствия.

Кажется, замечательный сценарист Одельша Агишев заметил однажды, что новое дыхание придет в российское кино из глубинки. Не столь давнее явление уральца Алексея Федорченко, вероятно, служит тому подтверждением. Потому было интересно увидеть, что явят на этот раз Чебоксарам картины, приехавшие из Татарстана, Бурятии, Башкирии, с Алтая, и, разумеется, сделанные в самой Чувашии.

Спектр представленного национальными студиями оказался достаточно широк – от изысканной татарской “Сухой реки” Алексея Барыкина до двухчасовой чувашской картины “Выйти замуж за солдата”, которая наверняка окажется по сердцу всем подсаженным на телевизионных “Сватов”. Что до “Сухой реки”, то присутствие в титрах имени сценариста Дениса Осокина без обмана обещало путешествие в особое пространство, где не тесно рядом реальности и фантазии, а всем, как и положено, правит одна любовь.

Если Алексей Барыкин в свои за 30 уже знает вкус представления своего кино на Лазурном берегу, то другой казанец, 26-летний Рустам Рашитов, пока что еще на старте, однако первыми кинопризами тоже не обделен. В Чебоксарах была представлена его короткая картина “Айсылу”, которая, судя по всему, наверняка будет иметь продолжение. Как показалась, будущая история в ней только заявлена. В центре ее сельская девушка Айсылу, которой природой подарен чудесный голос, только жизнь распорядилась иначе: после автоаварии Айсылу не может нормально передвигаться.

Но занятные истории потому и существуют, что предполагают неожиданные повороты. Словом, в село приезжает съемочная группа, чтобы на лоне природы сделать клип для восходящей столичной звезды. По-соседки, Айсылу с матерью зовут на чай, после уговоров она соглашается пойти, но садится за стол раньше других и прячет костыли, чтобы приезжие не узнали о ее беде. Потом, знай, мол, наших, хозяева ее просят спеть. В конце концов, она вынуждена уступить настойчивым просьбам, но сидя не споешь. Возникает неловкая пауза, и тут приезжий оператор предлагает продюсеру снять клип и с Айсылу, за него он готов взяться абсолютно бесплатно. Клип готов, вся семья сидит перед видиком, но ничего, кроме горечи, Айсылу сейчас не испытывает. Как говорится в подобных случаях: следует затемнение. И многоточие, уточним от себя, добавив к этому, что за свою “Айсылу” Рустам Рашитов получил приз за дебют.

А “Золотую Анне” конкурса национального кино на международном фестивале в Чебоксарах вручили якутскому режиссеру Степану Бурнашеву за полнометражную ленту “Первая любовь”. Когда теперь говорят, что в России сегодня три киностолицы – Москва, Питер и Якутск, склонен думать, что это утверждение не так уж далеко от истины. Во всяком случае, и в прошлом году якутское кино было в Чебоксарах на виду, до сих пор помню “Семенчика” Марины Калининой, тоже получившего тогда Главный приз.

В отличие от той жесткой истории Бурнашев рассказал историю на первый взгляд сугубо лирическую. Ну как же: Он и Она сельскими школьниками испытали первое романтическое увлечение друг другом, и сейчас, спустя годы, при, мягко говоря, необычных обстоятельствах встречаются вновь. Теперь она на зависть подругам успешная бизнес-леди, а он скотовод, любящий своих оленей и лошадей.

Но это кино не про внезапно вернувшееся чувство, а про то, как все начинается с чистого листа, как Он и Она вновь приглядываются друг к другу, пытаясь воспринимать другого (другую) таким (такою) как есть на самом деле. При этом Бурнашев намеренно перемешивает жизненные слои, в которых обретаются герои, перемешивает сельское и городское, подлинное и напускное, пафосное и невидное, чтобы вновь подтвердить: самоценен сам человек, а не то, что к нему формально прилагается…

А тем временем Володя Вобликов, с картины которого мы начали эти заметки, написал новый сценарий, и надеется, что Чебоксары, где однажды все началось и получилось, станут для него талисманом.

  • Кадр из фильма “Дети священника”
Print Friendly, PDF & Email