Кино, которое мы (все еще) не потеряли

Кадр из фильма “Дипан”ЛАУРЕАТЫ 68-ГО КАННСКОГО МЕЖДУНАРОДНОГО КИНОФЕСТИВАЛЯ

ОСНОВНОЙ КОНКУРС

“Золотая пальмовая ветвь” – “ДИПАН”, режиссер Жак Одиар

Гран-при – “СЫН САУЛА”, режиссер Ласло Немеш

Приз за лучшую режиссуру – ХОУ СЯОСЯНЬ (“Убийца”)

Приз жюри – “ЛОБСТЕР”, режиссер Йоргас Лантимос

Приз за лучшую женскую роль – РУНИ МАРА (“Кэрол”, режиссер Тодд Хейнс); ЭММАНУЭЛЬ БЕРКО (“Мой король”, режиссер Майвенн Ле Беско)

Приз за лучшую мужскую роль – ВЕНСАН ЛИНДОН (“Закон рынка”, режиссер Стефан Бризе)

Приз за лучший сценарий – МИШЕЛЬ ФРАНКО (“Хроник”, режиссер Мишель Франко)

Приз ФИПРЕССИ – “СЫН САУЛА”, режиссер Ласло Немеш

Приз экуменического жюри – “МОЯ МАТЬ”, режиссер Нанни Моретти

 

КОНКУРС КОРОТКОМЕТРАЖНЫХ ФИЛЬМОВ

“Золотая пальмовая ветвь” – “ВОЛНЫ-98”, режиссер Эли Дагер

 

ПРОГРАММА “ОСОБЫЙ ВЗГЛЯД”

Главный приз – “БАРАНЫ”, режиссер Гримур Хаконарсон

Приз жюри – “ЗЕНИТ”, режиссер Далибор Матанич

Приз “Особый талант” – КОРНЕЛИУ ПОРУМБОЮ за фильм “Сокровище”

 

ПРОГРАММА “НЕДЕЛЯ КРИТИКИ”

Гран-при – “ПАУЛИНА”, режиссер Сантьяго Митре

 

Приз “Золотая камера” за лучший дебют – “ЗЕМЛЯ И ТЕНЬ”, режиссер Сезар Аугусто Асеведо

 

Почетная “Золотая пальмовая ветвь” – режиссеру АНЬЕС ВАРДА

 

Награда “Женщины в движении”, учрежденная в этом году, – актрисе ДЖЕЙН ФОНДЕ, актрисе ОЛИВИИ ДЕ ХЭВИЛЕНД, продюсеру МЕГАН ЭЛЛИСОН

 

Несмотря на изменения последних лет в области кинотехнологий (в том числе и в дистрибьюции фильмов) 68-й Каннский международный кинофестиваль (13-24 мая) подтвердил, что большое кино, сделанное для большого экрана большими мастерами,   все еще существует в мире.

Впервые фестиваль прошел при новом президенте – 84-летний Жиль Жакоб покинул президентский пост, который он занимал   с 1978 года; Пьер Лескюр вступил на него в прошлом году.

Погода радовала, зрители тоже – в первую очередь создателей фильмов, очереди у касс собирались отменные. Как всегда в центре внимания была красная дорожка, притягивавшая не только звезд и фотографов, но и маленькие скандалы и склоки. В этом году они коснулись высоты женских каблуков (якобы как части каннского dress code). Несколько дам испытали на себе этот самый code – их развернули на красной дорожке, поскольку они пришли в туфельках на плоской подошве, то есть не соответствовали. Словом, не можешь ходить на каблуках, не ступай на церемониальный каннский ковер.

Дамы, естественно, выразили бурный протест. Гостья, которую развернули, продюсер Валерия Рихтер – обувь, разрешенную, она не может носить, поскольку у нее ампутирована часть ступни. Директор фестиваля Тьерри Фремо немедленно все уладил, отклонив решение фестивальной службы.

Нет, женщин в Канне не притесняют. Совсем даже наоборот. Напомним, в прошлом году в основном конкурсе не участвовали картины женщин-режиссеров. Но в этом же им не на что обижаться. Свое взяла, например, Эммануэль Берко. Нынешний Канн стал ее бенефисом: на открытии организаторы поставили ее картину “С высоко поднятой головой”; она же сыграла в конкурсном “Моем короле” Майвенн Ле Беско и Приз за лучшую женскую роль разделила с Руни Марой (“Кэрол” Тодда Хейнса).

Почетной “Золотой пальмовой ветвью” отметили Аньес Варда. Впрочем, это можно было сделать и раньше – 30 мая классику французского кино исполнилось 87.

Образ великой Ингрид Бергман украсил фестивальные плакаты. 29 августа 2015-го будет отмечаться столетие актрисы. Отмечание началось с Канн. Фестиваль пригласил ее дочь Изабеллу Росселлини председательствовать в жюри программы “Особый взгляд”. Но не потому, что дочь двух Мастеров – Ингрид Бергман и Роберто Росселлини, а потому, что сама по себе Мастер

Если продолжить тему женщин на нынешнем Каннском МКФ – четыре вошли в большое жюри: французская актриса Софи Марсо, музыкант из Мали Рокия Траоре, актриса Сиенна Миллер (Великобритания), испанская актриса Росси де Пальма. Из мужчин – мексиканский режиссер Гильермо дель Торо, режиссер Ксавье Долан (Канада), актер Джейк Джилленхол (США). Руководили этой компанией братья-режиссеры Коэны – Джоэл и Итан.

 

Кроме большого конкурса и конкурсной программы “Особый взгляд”, фестиваль представил ретроспективу Орсона Уэллса к его столетию (6 мая), и несколько спецпоказов. Среди спецпоказов – премьеры двух полнометражных мультипликационных фильмов: Пит Доктер удивил “Головоломкой”, Марк Осборн – “Маленьким принцем” (здесь Осборн еще сценарист и продюсер). Осборну удалось создать чувствительное и тонкое переложение пронзительного произведения Антуана де Сент-Экзюпери. Режиссер выбрал нарративную форму, чтобы связать сказку с современностью. Для этого был создал персонаж – эксцентричный летчик-рассказчик. Он оказывается соседом девочки, которая, по воле амбициозной мамы, должна все лето готовиться к элитной школе.

Различный анимационный материал – от деревянных кукол (Маленький принц) до рисунков, сопровождающих рукописный текст, который читает девочка, – легко сочетается с компьютерными штучками, хорошо подходящими для создания современного мира. Осборн сохранил оригинальную историю как сказку и ввел ее в реальность.

В рамках спецпоказов также прошли премьеры картин “Иррациональный человек” Вуди Аллена, “Любовь” в 3D Гаспара Ноэ, “Безумный Макс: Дорога ярости” Джорджа Миллера; премьера режиссерского дебюта актрисы Натали Портман “Повесть о любви и тьме”.

 

Смерть крупным планом

В первые дни фестиваля в конкурсе показали   два фильма, где исследуется тема насилия. Маттео Гарроне (дважды лауреат Канн – за “Гоморру” и “Реальность”) привез “Сказку сказок”, основанную на трех сказках итальянского поэта и писателя Джамбаттиста Базиле, жившего и творившего на рубеже XVI-XVII веков. Он записал (или написал) “Спящую красавицу”, “Золушку”, “Кота в сапогах”, обработанные впоследствии Шарлем Перро и братьями Гримм. В их интерпретации мы и читаем сказки, ставшие хрестоматийными.

При переносе на экран Гарроне сохранил жесткость и порой жестокость фэнтези Базиле. Это вам не Дисней – его истории облагороженные и смягченные. Здесь же черный юмор и абсурд за гранью дозволенного.

Ошеломительная операторская работа (оператор Питер Сушицки – между прочим, среди его картин пятый эпизод “Звездных войн” “Империя наносит ответный удар”); потрясающие спецэффекты позволили Гарроне создать монстров и зверей в мире, где настоящий ужас исходит не от них, а от навязчиво-одержимых людей. Ну, например, королева пожирает окровавленное сердце чудовища, чтобы забеременеть. И все такое прочее. Жуть и мрак. В главных ролях Сальма Хайек (это ее героиня лакомится сердцем), Венсан Кассель, Джон Си Райли.

 

“Сын Саула” – фильм венгерского режиссера-дебютанта Ласло Немеша (в скобках заметим – он был ассистентом Белы Тарра, то есть прошел особую школу кинематографической жизни).

1944 год. Освенцим. Заключенный Саул Ауслендер (в переводе – Иностранец)   служит в зондеркоманде, состоящей из пленных евреев, работающих на фашистов – помогает истреблять евреев. Это дает ему некоторые привилегии и сохраняет жизнь хоть на какое-то время.

Камера постоянно следит за Саулом. Он практически не выходит из кадра. Однажды обнаруживает тело мальчика, якобы своего сына, и впредь делает все возможное, чтобы похоронить его согласно еврейскому ритуалу. Пытается похоронить, как подобает. Рискует собственной жизнью и жизнями других – ради уважения к мертвому ребенку. А возможно, это своего рода искупление грехов. Вспомним Оскара Шиндлера, спас-шего от гибели более тысячи польских евреев.

Только в драме Немеша вопрос стоит о цене на смерть, а не на жизнь.

Заключенные, обреченные на смерть, стараются выжить хотя бы еще несколько дней; Саул готов идти до конца ради одного поступка – последнего доказательства человеческого достоинства.

Мрачная обстановка, бесцветный лагерный мир, выстрелы и крики пленных. Их порой трудно отличить друг от друга. Полное погружение в страшное происходящее. Просмотр фильма превращается в настоящее испытание. И свет (и цвет) в конце совсем не тот.

“Сын Саула” Ласло Немеша получил Гран-при и приз ФИПРЕССИ (Международной федерации кинопрессы).

 

“Море деревьев” Гаса Ван Сента – одна из историй о смерти. Но, несмотря на громкое режиссерское имя и звучные актерские имена (главные роли исполняют Мэттью МакКонахи, Наоми Уоттс, Кен Ватанабе), “Море деревьев” не смогло убедить ни зрителей, ни критиков.

После смерти жены Артур решает покончить с собой и отправляется в лес Аокигахара (это и есть “море деревьев”, “лес самоубийц”) у подножья горы Фудзи. Здесь он встречает местного жителя, который в лесу оказался по тому же самому делу – само-убийству. Через “обратный отсчет” режиссер постепенно объясняет причины попытки самоубийства Артура. История предсказуема и банальна, и даже красота “моря деревьев” и звездные исполнители не смогли спасти фильм – он получил самый низкий рейтинг критиков в истории фестиваля.

 

“Моя мать” итальянца Нанни Моретти, обладателя “Золотой пальмовой ветви” Канн-2001 за “Комнату сына”, в каком-то смысле вариация на тему предыдущих его фильмов (особенно той самой “Комнаты сына”). Возвращение к его собственным переживаниям.

“Моя мать” – о потери матери, о том моменте, который неизбежно переживает каждый из нас. А еще фильм о мире кино; в нем, в фильме, сатирически показана работа alter ego режиссера – режиссера Маргериты (актриса Маргерита Буй). Так что съемки фильма в фильме – параллельная линия. И через нее мир раскрывается в полном объеме. Комическое переплетается с трагическим, смешное с печальным и так далее. А появление на съемочной площадке Джона Туртурро в роли второразрядного актеришки Барри Хаггинса добавляет эксцентрики.

“Громче, чем бомбы” Йоакима Триера – вторая картина этого норвежского режиссера после “Осло, 31 августа”. В центре сюжета – отец и двое сыновей; мать (Изабель Юппер), военный фотограф, погибла в аварии. Можно себе представить, что испытывает семья, потерявшая близкого человека. Каждый переживает потерю по-своему. Но здесь тема смерти еще и покрывается тайной. В жизни этой женщины, оказывается, было много, что сокрыто от семьи

Отец старается скрывать от младшего сына, что авария не случайна – возможно, мать покончила с собой, но все трое не в состояние смириться с настоящим, пока не открываются друг другу.

Мексиканский режиссер Мишель Франко сделал весьма достойный англоязычный дебют “Хроник”, где тоже затрагивает тему смерти. Он пристальной   камерой наблюдает за медбратом Дэвидом (Тим Рот), который занимается уходом за тяжело   больными и умирающими людьми. Свою работу Дэвид делает спокойно, без видимого сочувствия или сострадания, то есть держа нужную дистанцию – состояние, которое Тим Рот передает с абсолютной точностью.

Тема ухода и так называемого “assisted suicide” (помощь в умирании), выводит “Хроника” за рамки обычной “больничной” картины. Особенно в контексте дебатов об эвтанации. Здесь автор (а Мишель Франко получил награду за сценарий) размышляет о том, как возможно завершить жизненный путь, чтобы человек не испытывал страданий.

.

 

Программа “Особый взгляд” открылась красивой историей-притчей Наоми Кавасе “Ан”. Старуха Токуэ помогает владельцу кондитерской Сентаро делать начинку для блинов (дораяки) – это крем из сладких красных бобов, давший название фильму. Постепенно выясняется, что Токуэ в детстве страдала от проказы и провела всю жизнь в изоляции. Теперь ей позволен выход в город, но ее снова и снова гонят прочь – люди боятся страшной болезни. Но случается так, что Сентаро со своей девушкой проведет рядом с Токуэ ее последние дни.

Простая история о социальных изгоях, которые пытаются изменить жизнь к лучшему; об умении ценить каждое мгновение. И весеннее цветение сакуры, и осенний красно-желтый листопад…Кадр из фильма “Сын Саула”

 

На обочине

Паоло Соррентино в своей “Молодости” не столько затрагивает вопрос смерти, сколько размышляет о людях, которые на время прячутся от общества. Картина явилась одним из фаворитов критики, но осталась без призов – несмотря на потрясающие работы Майкла Кейна в роли пожилого композитора и дирижера Фреда Боллинджера, и Харви Кейтеля в роли режиссера Мика Бойла. В его фильме должна сниматься Бренда Морэль (эпизодическая роль Джейн Фонды), но она отказывается.

“Молодость” снята в необычайно красивом месте – в швейцарских Альпах, и среди гостей закрытого курорта, своеобразного рая для состоятельных – знаменитости и звезды, принимающие оздоровительные процедуры. Это-то и дает режиссеру возможность показать в забавных эпизодах, например Рейчел Вайс в роли Лены, дочери Боллинджера; британскую певицу Палому Фейт в роли любовницы лениного мужа; Ролли Серрано в роли тучного футболиста Диего Марадона; румынскую модель Мадалину Генеа в роли Мисс Вселенная.

Фильм развенчивает возрастные страхи, и душа остается молодой, пока не исчезает страсть.

Греческий режиссер Йоргос Лантимос представил свой фильм “Лобстер” – фантастику, триллер, романтическую драму. Действие происходит в утопическом будущем, где жизнь в одиночестве запрещена и где одинокие люди вынуждены селиться в гостиницу. В течение 45 дней они должны найти партнера или “преобразиться” в животное по их выбору. Герой Колина Фаррелла прибывает в гостиницу в компании своего брата (уже преображенного в собаку) и выбирает для себя образ лобстера…

Гротеск, преувеличение – есть, над чем подумать. Порой очень смешно.

Изгнанными из общества оказываются не только одинокие люди, но и лесбиянки. Так видит ситуацию Тодд Хейнс в “Кэрол”, где главные роли играют Кейт Бланшетт и Руни Мара.

В некотором смысле “Кэрол” напоминает “Жизнь Адель” Абделлатифа Кешиша, получившего “золото” Канн в 2013 году, только история перенесена в Америку 1950-х. Бланшет в роли разведенной жены богатого бизнесмена и соблазнительницы была фавориткой на Приз за лучшую женскую роль, но игра Руни Мары убедила жюри больше, и она эту награду разделила с Эммануэль Берко (“Мой король”).

Мара известна ролью в “Девушке с татуировкой дракона”, но здесь, в “Кэрол”, она играет с такой легкой наивностью и невинностью, что даже напомнила Одри Хепберн в ее ранних фильмах.

“Кэрол” получила самую высокую оценку в рейтинге критиков.

 

Эммануэль Берко, чья режиссерская работа “С высоко поднятой головой” открывала 68-й Каннский фестиваль, сыграла вместе с актером Венсаном Касселем в картине “Мой король” Майвенн Ле Беско. Несколько удивило, что Берко получила актерский приз, а не Кассель. Роль дала ему возможность разыграть много разных ролей – и соблазнителя, и преданного отца, и неверного мужа, и опытного манипулятора.

Она переломала ноги, катаясь на горных лыжах, и вынуждена залечивать раны в реабилитационном центре. Он – взбалмошный и ветреный мужчина. “Перестань встречаться с придурками”, – говорит герой Касселя героине Эммануэль Берко. “А ты разве не придурок?” – “Я король придурков!” И этим все сказано.

Персонаж Венсана Линдона в фильме Стефана Бризе “Закон рынка” – тоже “с обочины”. Ему под пятьдесят, теряет работу и ищет новое место, чтобы обеспечить сына, страдающего ДЦП. В конце концов, устраивается охранником в супермаркет. Но оказывается перед моральной дилеммой. Его заставляют следить за кассиршами, поскольку грядет сокращение и нужны предлоги. Герой участвует в предлагаемом ему эмоциональном насилии со всеми вытекающими последствиями.

Венсан Линдон, получивший Приз за лучшую мужскую роль, играет тихо, почти без слов. Только два раза его пробирает, и оба раза, чтобы настоять на своем праве – на работу, на деньги за домик. Остальное время   поддается правилам игры…

Дипан из фильма Жака Одиара “Дипан” – беженец из Шри-Ланки, пытающийся обрести себя во Франции, тоже человек на обочине. Он воевал в гражданскую, потерял на родине жену, дочерей, друзей. В чужой стране с чужой семьей пытается начать новую жизнь. Но прошлое не оставляет, а в настоящем – Европа его отторгает.

И все-таки Жак Одиар выбирает хеппи-энд, как в мыльной опере. Ему, видимо, важнее было найти противовес насилию, которого не избежать ни в Шри-Ланке, ни в парижском пригороде

 

Мои фавориты

Мои фавориты – два фильма из Китая: эпический “Пусть поколеблются горы” Цзя Чжанке и исторический “Убийца” Хоу Сяосяня. Чжанкэ (любимец Венецианского кинофестиваля) из Канн уехал с пустыми руками; Сяосянь лидировал в рейтинге критиков и получил Приз за лучшую режиссуру.

Действие фильма Чжанкэ растягивается с 1999 года по 2025-й. Начинается с любовного треугольника: молодая Тао (ее играет Чжао Тао, жена режиссера) стоит между двумя мужчинами. Тао выбирает Цзиншена, который скоро становится владельцем угольной шахты, где работает Лианг. Избранник Тао уж больно ревнив и потому увольняет конкурента.

Лет десять спустя. Tao живет одна в Фенянге (здесь родился сам Чжанкэ и снималось большинство его фильмов), а Цзиншен с сыном (которого он назвал Долларом) и с новой женой уехали в Шанхай и вскоре собираются эмигрировать в Австралию.

В 2025-м к Tao приедет больной Лианг с женой и ребенком. Ее же сын живет в Австралии. Он не говорит по-китайски и почти не вспоминает мать; с отцом может говорить только через переводчика.

Невозможно оторваться от корней и избежать травмы, которую приносит любая миграция. В этом смысле, картина рифмуется с нынешним обладателем “Золотой пальмовой ветви”, фильмом Жака Одиара “Дипан”.

В названии фильма Цзя Чжанкэ – цитата из пророка Исаии: “Пусть поколеблются горы, и сдвинутся с места холмы – Моя любовь к тебе не поколеблется, и Мое соглашение мира не двинется с места”, тем самым подчеркивается постоянство любви, несмотря на изменяющий мир.

Чжанкэ точно охватывает атмосферу 1990-х, открывая и заканчивая фильм пес-ней “Go West” поп-группы Pet Shop Boys, где говорится об обаянии новых мест как иллюзии. И музыка объединяет не только людей, но и времена: Доллар помнит песню, которую мать ему играла, когда он был маленьким; и Тао помнит – в полном одиночестве – свои юные годы в компании друзей.

“Убийца” – историческая драма, действие которой проходит в IX веке в провинции Вейбо. Похищена десятилетняя Иньянь, наследница знатного семейства. Ее воспитывают в особых условиях, поскольку цель особая. Она должна стать убийцей – стоять на страже государства и устранять коррумпированных чиновников, неправедных губернаторов и тем самым гарантировать стабильность.

Тринадцать лет спустя ей дают команду убить человека – а она когда-то была обещана ему в невесты. Иньянь наблюдает и действует, но все же отказывается от слепого исполнения заказного убийства и, вопреки своим “учителям”, принимает собственное решение. Она стала не только сильной, она осознала, что, кроме долга, есть милосердие и человечность.

Даже если не разбирать все интриги, то сцены боя – просто высокое искусство. Они потрясающе сняты и мастерски поставлены. Изящные движения, выразительные пейзажи. Праздник для души и для глаз.

 

Особый взгляд

Конкурс параллельной программы “Особый взгляд” открылся фильмом “Ан” японки Наоми Кавасе, обладательницы Гран-при Канн-2007 за “Траурный лес” и участницы конкурса Канн-2014 с “Тихой водой”, установившим тем самым достаточно высокую планку.

В программу “Особого взгляда” также вошли работы других режиссеров – победителей и участников каннского смотра. Апичатпонг Вирасетакул, получивший “Золотую пальмовую ветвь” за “Дядюшку Бунми, вспоминающего свои прошлые жизни” (2010), представил “Кладбище блеска”: в военном госпитале находятся солдаты, которые страдают странной сонной болезнью, впадают в глубокий сон. Режиссер воздерживается от расследования причин такого сна, а сосредотачивается на тайнах, которые окружают место, где солдаты спят…

Брийанте Мендоса (каннский Приз за лучшую режиссуру за “Бойню” в 2009 году) показал драму “Ловушка” – о судьбе людей в Таклобане после разрушительного тайфуна Хаян в 2013 году.

В программу были отобраны фильмы из Восточной Европы: например, “Зенит” хорвата Далибора Матанича – три новеллы о “любовном настроении” жителей деревушек на Балканах. Эти истории происходят в разные годы – между людьми ничего не изменилось, но конфликт до сих пор разъединяет их.

“Зенит” получил Приз жюри “Особого взгляда”.

Награда “Особый талант” ушла к румынскому режиссеру Корнелиу Порумбою за его “Сокровище”. Сокровище Кости и его сосед ищут и находят, а сокровище это – акции довольно приличной цены. Однако Кости должен найти способ объяснить пятилетнему сыну, что это за обещанное сокровище. Выход из положения, предлагаемый режиссером, на удивление прост и изобретателен, и достаточно циничен: куда ушли мечты детства в мире, где царят денежно-кредитные отношения.

В криминальной драме “Этажом ниже” румын Раду Мунтян изыскал иной подход к действительности. Он невозмутимо наблюдает за жизнью семьи Патраску. Патраску оказался единственным свидетелем ссоры соседей этажом ниже, которая закончилась убийством. Кто и зачем это сделал, так и останется загадкой. Но для режиссера, по всей видимости, не это главное. Он воссоздает психологический портрет персонажей Инцидент на лестничной площадке, где убита женщина, вроде бы никого не смущает или жители делают вид, что не смущает – чтобы не быть вовлеченными в разборки или чтобы защитить от полиции потенциального убийцу…

В “Баранах” Гримура Хаконарсона, снятых в отдаленной долине Исландии, два брата, которые не общались сорок лет, объединяются, чтобы спасти самое для них драгоценное, единственное, что их связывает, – стадо баранов. И оказывается, отношения между человеком и животным могут быть сильнее, чем природная стихия.

Фильм Гримура Хаконарсона жюри “Особого взгляда” отметило Главным призом, подчеркнув тем самым и подъем исландского кинематографа в последние годы.

 

Из России

Российских фильмов в этот раз не было ни в одной из официальных программ, ни в “Двухнедельнике режиссеров”, ни в “Неделе критики”. Тем не менее, было за кого поболеть. В программу “Синефондасьон” (жюри возглавлял мавританский режиссер Абдеррахман Сиссако, ученик Марлена Хуциева во ВГИКе, автор экзотической картины “Тимбукту”), в которой участвуют работы студентов и выпускников киношкол, вошли две короткометражки из России: “14 шагов” Максима Шавкина и “Возвращение Эркина” Марии Гуськовой.

“14 шагов” – довольно неубедительный киноопус выпускника Московской Школы нового кино. С вызывающе головокружительной скоростью автор ведет наблюдение за молодой женщиной, которая якобы хочет начать новую жизнь. Баловство съемкой ручной камерой, и фильм вскоре теряет фокус – в буквальном и переносном смысле. 37 минут кажутся бесконечностью.

“Возвращение Эркина” Марии Гуськовой, выпускницы Высших курсов сценаристов и режиссеров, разделило третье место с испанской картиной “Виктор XX”. Это профессионально сделанная работа. Гуськова провела несколько месяцев в киргизской провинции, тщательно исследуя события жизни главного героя. Вместе с оператором (Дмитрий Гуськов) спокойно и терпеливо фиксирует те усилия, которые предпринимает Эркин, чтобы вернуться в общество после тюремного заключения. И он не колеблется в этом своем честном желании, несмотря на неудачи и разочарования.

И все-таки Российский павильон попытался восполнить отсутствие российских картин в главном конкурсе: представил программу короткометражек; провел пресс-конференцию по фильмам Марии Гусковой и Максима Шавкина, пресс-конференцию с организаторами 37-го Московского Международного кинофестиваля (19-26 июня) и так далее.

Иностранных посетителей, на которых, в общем-то, и рассчитаны такие мероприятия, привлек круглый стол по копродукции – в нем участвовали представители международного кинобизнеса, включая Aнну Манси из Британского Киноинститута, директора израильского Кинофонда Кэтриэль Шори, Симону Бауманн из German Films, Сергея Беспалова из американской компании Aldamisa Entertainment. Сергей Сельянов и Владислав Ряшин от имени Ассоциации продюсеров кино и телевидения выступили с критикой законопроекта о введении в России “глобальной лицензии на использование произведений науки, литературы и искусства”. По их словам, такой закон повлиял бы самым негативным образом на всю российскую киноиндустрию и осложнил бы всякую совместную работу.

Событие, о котором стоит упомянуть, – показ в рамках программы Cannes Classics фильма “Иван Грозный” Сергея Эйзенштейна на большом экране на пляже в восстановленном “Мосфильмом” варианте, который представил Карен Шахназаров, а краткую историю создания блестяще изложил Жоэль Шапрон.

Биргит БОЙМЕРС
«Экран и сцена»
№ 10 за 2015 год.
Print Friendly, PDF & Email