Булавка на память

Сцена из спектакля “Безумный день, или Женитьба Фигаро”. Фото А.ИВАНИШИНА“Безумный день, или Женитьба Фигаро” – из тех счастливых пьес, которым не грозит забвение. Опера Моцарта на ее сюжет не сходит с подмостков оперных театров. Оригинал и либретто упомянуты Пушкиным в “Маленьких трагедиях”, где Моцарт останавливается у трактира, чтобы послушать, как слепой скрыпач наигрывает арию Керубино “Voi che sapete”. Сам Бомарше, по словам Александра Сергеевича, вложенным в уста Сальери, будто бы советовал: «Как мысли черные к тебе придут / Откупори шампанского бутылку / Иль перечти “Женитьбу Фигаро”».

Частота обращения к пьесе Бомарше удивительна. В новом сезоне в Образцовском театре “Женитьба Фигаро” – вторая по счету, после премьеры Вахтанговского театра (не считая сравнительно недавних спектаклей в Театре Наций и в Театре имени Пушкина).

Есть классика, которая кажется созданной для театра кукол. Чего не скажешь о комедии Бомарше. И потому осуществление благородной затеи заведомо казалось безумным предприятием. Работу Бориса Константинова и Андрея Лучина над сценической версией можно назвать удачной и деликатной. Изрядные сокращения не огрубили и не умалили смысла пьесы. Режиссер принял, как кажется, единственно верное решение – оправдать обилие живого плана жанром “репетиции”, предложив актерам наисложнейшую задачу. Главные исполнители предстают в трех ипостасях: бродячего артиста, его персонажа и кукловода. “Женитьба Фигаро” стала своеобразным экзаменом по сопромату. Если попросту, то артисты должны доказать, что они владеют драматическим искусством ничуть не хуже, чем умением водить куклу.

Стержень и пружина спектакля – граф Альмавива (в программке его амплуа обозначено как герой). Андрей Нечаев и в самом деле здесь главный (и по положению в бродячей труппе, и по концепции режиссера). Как ни парадоксально, граф напрочь лишен цинизма и способен чувствовать по-настоящему. Нечаев доказывает, что граф одинаково страстно влюблен в Сюзанну и столь же отчаянно боится потерять графиню. Это противоречие делает его смешным, даже нелепым, но так уж он устроен. Потому и провести его нетрудно. Что победа достанется Фигаро, очевидно и понятно почти с самого начала. Хотя персонаж Алексея Соколова по амплуа и комический герой, но не зря же он именуется домоправителем. Энергичный, хитрый плут держит весь дом в своих руках. Под стать ему Сюзанна в исполнении Юлии Бобровской. Она хозяйка положения, и граф, и графиня – куклы, которыми она умело управляет.

Сложность решения состоит в соединении живого и кукольного планов. Борис Константинов выстраивает партитуру как смену масштабов. Сюжет на первом плане играют артисты, на дальнем – куклы, располагающиеся на своей маленькой сцене и в нишах изысканной декорации (художник Елизавета Дворкина). Выдающийся кукольных дел мастер Виктор Антонов сделал своих героев чуть пародийными маленькими копиями артистов-кукловодов. Сама смена планов очень динамична. Метаморфоза превращения куклы в человека кажется оправданной по сюжету, словно герой больше не может быть куклой. Отсюда увлекательный прием “выпрыгивания” из одного обличия в другое.

Остроумно придуман зрелищный и эффектный финал с копнами-беседками. В каждой копне обезумевший граф видит новую пару. Пока, наконец, не встречает графиню, понимая, что от добра добра не ищут.

Возможно, самая сильная сторона спектакля в том, что он человечен. Алена Ковальчук в роли графини – существо трогательное и беззащитное. Даже Марселина Людмилы Бурмистровой – никакая не карга, а одинокое существо с необузданным темпераментом. Все вместе участники спектакля демонстрируют хороший ансамбль и очевидный рост мастерства.

Сегодня спектакль еще неровен, чересчур бравурен, чтоб не сказать громок в экспозиции. Перенасыщен выдумками (иногда совершенно разностильными). Порой хочется приглушить кудахтанье кур, вносящих в жизнь на сцене излишнюю суету.

Придирки не умаляют ощущения, что на образцовской сцене, благодаря подвижничеству всей творческой команды, возник спектакль, который будет жить долго. Его можно смело рекомендовать для семейного просмотра. А программка с приколотой изящной булавкой (той самой, что движет интригой Сюзанны), наверняка останется на память в домашнем архиве.

Екатерина ДМИТРИЕВСКАЯ
«Экран и сцена»
№ 2 за 2015 год.
Print Friendly, PDF & Email