Безумная репетиция

А.Нечаев – граф Альмавива. Фото А.ИВАНИШИНАНа премьерном спектакле в Центральном театре кукол имени С.В.Образцова в фойе играл камерный оркестр, и сам автор Пьер-Огюстен Карон де Бомарше в напудренном парике благосклонно встречал почтенную публику. Этот вечер совпал с днем рождения легендарного автора. Музыка Моцарта поднимала настроение, создавая праздничную атмосферу.

Трехчасовой спектакль по насыщенной событиями пьесе Бомарше “Безумный день, или Женитьба Фигаро” был задуман безвременно ушедшим в прошлом году актером и режиссером Андреем Денниковым. С планшетными куклами неосуществленной постановки “Женитьба цирюльника, или Браво, Фигаро!” зрители имели возможность познакомиться в Музее театра. Некоторые идеи замысла не ушли в историю, “Безумный день…” обрел новую жизнь в работе режиссера Бориса Константинова, художника по куклам Виктора Антонова и художника-постановщика Елизаветы Дворкиной.

Деревянная телега, горы сена, разнообразная “живность” – куры, индюк, бык, осел на сцене и шедевр Бомарше – это замысловатое сочетание может поставить в тупик зрителя, имеющего представление о первоисточнике. Однако в программке мы видим маленький бумажный листок, прикрепленный булавкой с подвесками, где высокочтимых сударей и сударынь труппа бродячих актеров приглашает в замок испанского гранда. В сам замок зрителей не допустят, зато они окажутся свидетелями репетиции будущего представления.

Понимая, что куклам не выдержать длинных монологов, режиссер решает показать нам театр изнутри, волшебный мир, который рождается на наших глазах. Магия оживления куклы, обычно скрытая и таинственная, становится близкой и понятной. А игра актеров в живом плане плавно перетекает от пластики театра людей к театру кукол. И там, где эмоция персонажа могла бы оказаться грубоватой, тростевая кукла сохраняет изящество и тонкость. Не говоря уже о том, что прыжок Керубино из окна выглядел бы весьма неубедительно, если бы это делал живой артист (Максим Евченко).

С игрой бродячих актеров можно было познакомиться еще в спек-такле “Кармен” из вологодского “Теремка” в постановке Бориса Константинова, ставшего лауреатом прошлогодней “Золотой Маски”, но в “Женитьбе Фигаро” режиссер создает для нас не только историю приключений графского камердинера, но и выстраивает цепочку взаимоотношений, которые рождаются внутри маленькой труппы. Распределение ролей, поиск интересной постановочной идеи, работа с текстом – все это происходит не за кулисами, а на сцене перед нами. Фигаро (Алексей Соколов) признается в любви своей невесте Сюзанне (Юлия Бобровская), а затем сам актер на амплуа комических героев говорит о своих чувствах к актрисе и пытается вспомнить, что же по тексту следует дальше.

Животные, населяющие пространство спектакля, по-своему подыгрывают этой истории. Так, когда на сцене появляется граф Альмавива (Андрей Нечаев), индюк обыкновенно начинает оживленно трясти головой, словно подражает речи графа. Ослу достается роль и парик судьи. Морковка, которую граф раскачивает на веревочке перед носом осла, вызывает улыбку. Тему человека и власти, так часто в последнее время выходящую на подмостки не только сцены, но и нашей жизни, встречаешь здесь с легкой грустью. Ведь и убитый графом зайчик в итоге благополучно ускользает от напыщенного охотника под веселый смех в зале.

В последнем действии, которое согласно сюжету пьесы происходит в беседках, куклы почти не появляются. Сами актеры превращаются в настоящих великанов, и соломенный стог сена – вовсе не беседка, а огромная юбка графини. Эти и другие выдумки, которыми пестрит спектакль, доставляют радость всем зрителям независимо от возраста, и хотя в афише театра напротив спектaкля стоит цифра “16+”, в зале хватало юных театралов, которые с интересом следили за всеми перипетиями сюжета. Вот только испанский гранд в отличие от нас спектакля не увидит. Увы, во Франции – революция, год, обозначенный в программке, оказывается 1789-м. А раз премьера была назначена на 15 июля, то Бастилию берут как раз во время нашей репетиции. Но революции имеют свойство заканчиваться, а повозка театра так и продолжает свой путь во времени и пространстве, оставляя нам доктора Бартоло (Владимир Беркун) и Марселину (Людмилу Бурмистрову) с развевающейся белой фатой. Постаревшая пара когда-то юных артистов заставляет нас еще раз задуматься: “В чем же магия театра, которому мы только что отдали несколько часов своей жизни?”.

Анна НИКИФОРОВА
«Экран и сцена»
№ 2 за 2015 год.
Print Friendly, PDF & Email