Запомните, please!

«Все же больше всего на свете я люблю говорить приятное, сообщать хорошие новости, угощать и всяко «делать хорошо». Запомните, please. Потом будете вспоминать – это же вон та вот…» – написала Ксения Драгунская в фейсбуке меньше года назад. Тогда и в страшном сне никому из тех, кто знал и любил Ксюшу, не могло присниться, что этот пост очень скоро окажется пророческим.

Внезапность, чудовищная несправедливость ее ухода сбивает с ног. Ксения всегда казалась счастливым человеком, молодым и веселым. Пьеса для детей «Вверх тормашками», с которой начиналась ее судьба как драматурга, немедленно стала востребованной. Никакой дидактики, чудесный юмор сказочницы, заставляющей поверить, в то, что дерево может разговаривать, обычные бабушки – летать и превращаться в Бабок-Ёжек. Потом появятся «Яблочный вор», «Последние новости мужского платья», «Навсегда-навсегда».

Ксения Драгунская написала больше тридцати пьес, и в каждой из них светится ее индивидуальность, умение слышать время, оставаясь верной себе и своим неизменным жизненным принципам. Лет двадцать назад мы с Ксенией ехали из Рязани с фестиваля детских театров. Говорили о судьбе ее пьес и о том, что многие режиссеры не могут подобрать к ним ключи. Ксения уверяла, что сама виновата: «Так писать нельзя. Я всегда стараюсь быть искренней. Мне хочется рассказать историю, я и рассказываю ее как могу». Ксения называла свои пьесы артхаусными, и ей всегда хотелось, чтобы они шли на малых сценах. В ту пору она задумала (вместе с режиссером рязанского ТЮЗа Василием Грищенко) спектакль о К.Г.Паустовском: «Писатель почти забытый, а ведь он много сделал для русской словесности. Писал очень просто, не петляя. Всякое духовное усилие замедляет «скатывание» отчизны в пропасть. В моей пьесе «Ощущение бороды» есть кусок из прозы Паустовского, никем не узнанный. Писатель и сейчас выглядит хорошо и современно». К сожалению, осуществить этот проект Ксении не удалось. Хотя удалось ей немало. Она охотно дарила свои, как она их называла, «книжули» друзьям для всей семьи. И старшим, и младшим. На моей полке стоят: «Честные истории», «Большая меховая папа», «Ангелы и пионеры», «Секрет русского камамбера», «Заблуждение велосипеда». Нет, к несчастью, последнего романа с вещим названием «Туда нельзя».

В мессенджере сохранились послания: «Что бы мне такого написать для Screenstage? Но я практиццки не пишу пьесов уже. Разве что рассказики и про драматургию». «ЭС» публиковала пьесу «Сыроежки. Кораблекрушение», позднее – рассказы.

Ксении можно было позвонить по телефону без предварительного письменного запроса (сегодня таких людей все меньше), чтобы просто поболтать, вместе посмеяться или взгрустнуть. Так же, как приехать к ней в гости (эта традиция открытого дома встречается все реже). С ее уходом у многих ее друзей образовалась страшная, зияющая пустота.

Светлая память.

Екатерина ДМИТРИЕВСКАЯ

«Экран и сцена»
5 июля 2021 года.

Print Friendly, PDF & Email