Нарисуй мне барашка

Фото А.ТЕЛИКОВОЙ
Фото А.ТЕЛИКОВОЙ

В середине апреля театр Kyiv Modern Ballet покажет зрителям премьеру спектакля Раду Поклитару “Маленький принц”, первоначально состоявшуюся в формате онлайн (в разгар пандемии и карантинных ограничений) и представшую событием в мире современной хореографии.

Один из самых ярких хореографов постсоветского пространства Поклитару хорошо известен в России. Только в Большом театре он осуществил три постановки – “Палата № 6” на музыку А.Пярта (в рамках Вечера молодых хореографов), “Ромео и Джульетта” С.Прокофьева и “Гамлет” на музыку Д.Шостаковича (два последних – в соавторстве со знаменитым английским режиссером Декланом Доннелланом). Был хореографом церемонии открытия и закрытия Олимпийских игр в Сочи. Созданные им балеты и танцевальные номера – постоянные участники различных хореографических конкурсов, фестивалей и гала-концертов. Их охотно включают в свой репертуар звезды балета.

Поклитару знаменит и переосмыслениями канонических сюжетов: всякий раз они оказываются увиденными с неожиданного ракурса, но неизменно лишенными какой-либо агрессии. При откровенной радикальности своего творчества, Поклитару не занимается деконструкцией классических балетов. Он создает новые, вполне самостоятельные произведения (идет ли речь о его ранней миниатюре “Видение розы” или о более поздних “Лебедином озере”, “Щелкунчике”, “Жизели”), не вступая в конфликт с первоисточником.

Неукротимая фантазия и профессиональная оснащенность дают Поклитару полную творческую свободу. Он ни с кем не полемизирует, никому ничего не доказывает, а говорит на языке танца о том, что ему по-настоящему интересно и что его волнует.

История создания “Маленького принца” для Поклитару началась, когда он наткнулся на детские произведения Моцарта, написавшего свою первую симфонию в восемь лет. Музыка произвела столь сильное впечатление, что хореограф задумался о создании спектакля на ее основе. И даже завел в своем компьютере папку “Балет “Детство””. А потом во сне к нему пришло понимание, что маленький Моцарт близок по возрасту герою Экзюпери, и папка получила новое название – “Маленький принц”.

В этом проекте “звезды сошлись”, совпало все – авторская воля Поклитару, его неисчерпаемая фантазия, умение работать с музыкальным материалом (произведения Моцарта он объединил с украинскими колыбельными), синтез звука, света и видеоряда в формате 3D, создающего волшебное зрелище, способное составить конкуренцию хореографии. Но все-таки главное здесь – точно найденная интонация и верный угол зрения. И у Экзюпери, и у Поклитару мир взрослых увиден глазами ребенка – незамутненными стереотипами и банальностями, жадными до впечатлений и готовыми к чуду.

Спектакль начинается с полета. На фоне стремительно меняющегося видеоряда, всполохов молний и буйства воздушных масс (видеоконтент Ольги Никитиной) парение самолета в облаках, как и рапидное падение, выглядят впечатляюще. Маленький принц, как и положено, появляется с сакраментальной фразой на устах: “Нарисуй мне барашка” – единственными словами, звучащими в спектакле. Все остальное, вплоть до философских размышлений, передается языком танца, образного и смыслово-насыщенного, как всегда у Поклитару. Его хореография не терпит “пустословия”, “слов-паразитов” или “проходных фраз”. Каждый жест, каждое движения неслучайны, исполнены значения и контекстуально связаны со всем строем постановки.

Маленький принц здесь – совсем не малыш, а вполне сложившийся юноша. В системе координат автора книги и автора балета паспортный и душевный возраст имеют мало общего. В спектакле Летчик и Маленький принц, по сути альтер-эго Экзюпери, – ровесники, их отношения простодушны и гармоничны, а их дуэты – оживленная перекличка необычных, акробатически виртуозных движений и комбинаций.

При всей образной сложности в спектаклях Поклитару нет вычурности, а есть прозрачная ясность смыслов. Ими он не играет, а постигает их вместе со зрителем. Хореография Поклитару апеллирует к чувственной памяти, воздействуя на подсознание и давая толчок работе зрительской фантазии.

Так, в очертаниях Планеты Маленького принца угадываются контуры детского рисунка Экзюпери – удав, проглотивший слона, взрослые принимали его за шляпу. Мир Маленького Принца представлен подробно и с бережной простотой – утренний туалет, подметание крохотной планеты, чистка вулканов, любование закатом. Сложность вносят взаимоотношения с Розой, чья капризная, кокетливая пластика каждым изгибом тела, наклоном головы или взмахом руки декларирует свою исключительность. Дуэты Принца со своенравной красавицей исполнены трепета и восхищенной нежности с его стороны и грациозной снисходительности – со стороны прекрасного цветка, чья строптивость ранит Принца больше, нежели уколы острых шипов. Взяв в руки чемоданчик и чуть опечалив расставанием прелестную капризницу, Маленький принц покидает свою Планету и отправляется постигать мир.

Его перемещения, вернее перелеты с планеты на планету на вскинутых руках кордебалета, в окружении сонма мерцающих звезд, то плавны, то стремительны, но всегда – необычайно красивы. Принц встречается с причудливыми людскими типажами (во всех этих партиях выступает исполнитель роли Летчика), наделенными “говорящими” именами и столь же “говорящей” пластикой. Властный Король оседлывает пришельца вместо трона. Пьяница, чья тень превратилась в бутыль на ногах, пытается опоить юношу. От него мало чем отличается обитатель следующей планеты – Фонарщик, не расстающийся с фонарем, как алкоголик с бутылкой. Упоенный собой Честолюбец (здесь – поп-звезда) пытается использовать гостя как штатив для микрофона. Последний из этой галереи экзальтированных фанатиков – обнимающий глобус звездного неба Географ – указывает Принцу путь к планете Земля.

Второе действие стартует с прибытия на Землю, где Принца поджидают новые знакомства и впечатления. Эмоциональный настрой меняется, звучат фрагменты фортепианных концертов Моцарта и овеянные грустью украинские колыбельные. Первая же земная встреча вносит тревожную ноту. Змей оказывается настоящим библейским искусителем. В отличие от золотистой змейки с изящной головкой с рисунка Экзюпери, в балете этот персонаж принимает облик демонического мужчины в черном, сопровождаемого, как шлейфом, темной колеблющейся массой кордебалета – то сматывающегося в клубок, то растягивающегося в линию. В лаконичном и изысканно красивом дуэте Змей замедленными, обволакивающими движениями пытается затянуть Принца в магнетическое поле своей власти. Юноше удается ускользнуть, но его поджидает новое искушение. Он попадает в розарий, где его обступают многочисленные бутоны, зазывностью пластики напоминающие путан, садовник же смахивает на сутенера. Но главное разочарование – Принц узнает, что его Роза не единственная. “Многие знания – многие печали”, как сказано в Книге Экклезиаста. И только встреча с Лисом помогает герою на какое-то время вновь обрести утраченный рай. Возможно, это лучшая сцена в балете. Брызжущий весельем дуэт Принца и Лиса – беззаботно легок. Каждое движение дышит радостью сотворчества. Танец как путешествие в солнечный мир детства, где нет ничего лучше беззаветной дружбы и взаимного доверия, когда можно просто вместе болтать ногами или весело шагать рядом, поддразнивать друг друга или запускать бумажные самолетики. Но и эта, казалось бы, счастливая встреча резонирует грустью. Познавший радость дружбы, Принц тоскует по утраченной любви. Ему остается лишь вернуться к Змею-обольстителю, получить от него (вместо ядовитого укуса) яблоко и, отведав запретный плод, подобно библейскому Адаму, лишиться бессмертия, но воссоединиться с любимой, единственной на свете, Розой. Тело Принца безжизненно повисает на руках Летчика напоминанием о Пьете, звучит мелодичная колыбельная в исполнении Марии Пилипчак “Спи, Иисусе, спи”…

Финал спектакля печален и светел, как прощание с детством. Словно кадры воспоминаний, из темноты, на фоне кружащегося небесного свода, выплывают фигуры Маленького принц и тех, кого он повстречал в своем путешествии, кого успел полюбить и кто, наверное, ожидает его дома, на его крохотной Планете.

Алла МИХАЛЕВА

«Экран и сцена»
№ 6 за 2021 год.

Print Friendly, PDF & Email