Конь в пальто

• Актриса Татьяна Колганова и режиссер Михаил БрашинскийНАГРАДЫ XX ФЕСТИВАЛЯ РОССИЙСКОГО КИНО
“ОКНО В ЕВРОПУ”
КОНКУРС ИГРОВОГО КИНО
Главный приз – фильмам “ШОПИНГ-ТУР” Михаила Брашинского “за юмор и жанровую дерзость” и “ВСЕ УШЛИ” Георгия Параджанова “за гуманизм и верность традициям”.
Спецприз жюри за лучшую женскую роль – Татьяне КОЛГАНОВОЙ (“Шопинг-тур”).
Спецприз жюри за лучшую операторскую работу – Сергею МАЧИЛЬСКОМУ (“Все ушли”).
Диплом – Владимиру ПАНКОВУ (“Доктор”) за оригинальность музыкального решения.
Диплом – актрисе Агнии КУЗНЕЦОВОЙ (“Все просто”) за лучшую женскую роль второго плана.
 
КОНКУРС НЕИГРОВОГО КИНО
Главный приз – фильму “КИНО КОНЧИЛОСЬ”, режиссер Ирина Васильева.
Спецприз жюри – фильму “РОССИЯ. ПОЗИТИВ”, режиссеры Ашот Джазоян, Арман Еристян.
Диплом – фильму “НА МНЕ КРОВИ НЕТ”, режиссер Светлана Стасенко.
Диплом – фильму “ЛЕША”, режиссер Елена Демидова.
 
КОНКУРС АНИМАЦИОННОГО КИНО
Главный приз – фильму “ЗАСНЕЖЕННЫЙ ВСАДНИК”, режиссер Алексей Туркус.
Специальный приз – фильму “Я ВИДЕЛ, КАК МЫШИ КОТА ХОРОНИЛИ”, режиссер Дмитрий Геллер.
Диплом – режиссеру Константину БРИЛЛИАНТОВУ (фильм “Умба-умба”).
Диплом – фильму “ЧИНТИ”, режиссер Наталья Мирзоян.
 
КОНКУРС “ВЫБОРГСКИЙ СЧЕТ”
1 место и приз “Золотая ладья” – фильму “СОЛОВЕЙ-РАЗБОЙНИК”, режиссер Егор Баранов.
2 место и приз “Золотая ладья” – фильму “ПОКЛОННИЦА”, режиссер Виталий Мельников.
3 место и приз “Золотая ладья” – фильму “Я буду рядом”, режиссер Павел Руминов.
Приз президента фестиваля – режиссеру Виталию МЕЛЬНИКОВУ за фильм “Поклонница”.
Приз имени Саввы Кулиша – Соне КАРПУНИНОЙ (“Все просто”) за яркий и талантливый дебют и Марии СААКЯН (“Энтропия”) за творческий поиск.
Приз имени Станислава и Андрея Ростоцких – фильму “ДОКТОР”, режиссер Владимир Панков.
Приз Гильдии киноведов и кинокритиков – Михаилу БРАШИНСКОМУ за фильм “Шопинг-тур”.
 
 
В двадцатое, круглое, фестивальное плаванье ладья выборгского “Окна в Европу” отправилась без суеты, с достоинством и без лишнего пафоса. Потому что “Окну в Европу” никому и ничего не надо доказывать. Высокая репутация топового фестиваля гарантирует качественный конкурс и обязательные открытия, а воспитанный “Окном” за минувшие двадцать лет выборгский зритель всегда практически до отказа заполняет зал “Выборг-Паласа”, не чинясь, несет в кассу положенную за билет денежку, чего, кстати, в еще недавние годы не было, на фестивальное кино зрителя когда-то заманивали, и денег с него не брали. Но так же, не чинясь, “простой” фестивальный зритель может теперь встать и уйти, пренебрегши “авторской высказыванием”, если в нем, как ему показалось, звучат фальшивые ноты. Про ноты – это так, для образа, а уходил народ, когда чувствовал, что лишний на празднике чьего-то самовыражения, что он не понимает и его не понимают, но, главное, понимать и не собирались, не входило подобное в планы авторов.
Те, кто уже видели на “Кинотавре” или еще где-то новые картины Василия Сигарева, Павла Руминова, Светланы Басковой, Бориса Хлебникова, Сергея Лозницы, шедшие на “Окне” по ведомству “Выборгского счета”, смотрели на тех, кто их еще не видел, с сочувствием – как, ребята, все успевать будете? Ведь есть еще документальный конкурс. А анимация? К примеру, картина Ивана Максимова “Вне игры”.
У картины Максимова замечательный многозначный заголовок, потому что занесенный пылью чердак – последнее прибежище отслуживших свое игрушек. Они теперь как раз “вне игры” – зайчата, медвежата, котята, лошадки-качалки, а также трудноопределимые персонажи когда-то любимые одним отдельно взятым детским сердцем. Теперь их вольготная жизнь в квартирных хоромах осталась в прошлом, и впереди лишь жалкое чердачное прозябание с его нехитрым пенсионным досугом. Берешь, к примеру, обыкновенный спичечный коробок, только чтоб полный был, подкидываешь кверху и глядишь, как падает. Если встанет на попа, вообще лучше не придумать, сразу выиграл. Упал картинкой вверх – тоже в барыше… И надо же, как всегда среди нормальных обитателей обязательно один ненормальный находится. Теперь вот этот кролик. Все лезет с воспоминаниями, мешает нормальным игрушкам в коробок играть. И недолго думая, нормальные вытряхивают из ненормального всю его начинку, заменяют ее часовым механизмом со стрелками, что вращаются, не переставая, а кролик при этом такие коленца выделывает – обхохочешься, потеха, да и только. Не нравится? Так не мешай.
Главный приз за анимацию в Выборге достался 18-ти минутному “Заснеженному всаднику” Алексея Туркуса, трогательному признанию в восторженной сыновней любви, потому что папа тебе достался необыкновенный.
Ловлю себя на мысли, что в игровых конкурсных работах картин о любви, просто о любви и даре любить было совсем немного. И в этом был непорядок, что-то не то, как же так – кино без любви? Прокрутим конкурсную пленку в обратную сторону. Первой в игровом была “Поклонница” нашего классика Виталия Мельникова. Нет, это история только на первый взгляд про любовь. Во-первых, Антон Павлович Чехов, мягко говоря, однолюбом не был, а, во-вторых, как заметил коллега Дмитрий Савельев, это фильм о том, как художник превращает факты собственной жизни в фарш для своих произведений.
После “Поклонницы” были “Пять звезд” Вячеслава Яковлева. Несколько женщин в дамской комнате фешенебельного ресторана нервно коротают время в ожидании, пока одной привезут колготки, не пойдешь же в порвавшихся к людям наверху, тем более что виновник торжества – твой муж, медийный магнат, между прочим. Ну вот, ждут они колготки, а пока общаются и по ходу делают немало открытий личного свойства. И любви в этих открытиях днем с огнем не сыскать. А “Разговор” Сергея Комарова – так и вовсе триллер: человек никак не может вспомнить, что с ним накануне приключилось, а приключилось, чувствует, что-то неладное, раз в тюремной камере вспоминать приходится. Потом вспомнит, но лучше бы не вспоминал. Нет, это тоже не про любовь.• Кадр из фильма “Шопинг-тур”
Вообще, в один момент вдруг показалось, что присутствуешь не на кинопразднике, а на фестивале антрепризных спектаклей. Замкнутое пространство, одна декорация, пространные диалоги – так было в шедших друг за другом “Пяти звездах”, “Разговоре”, потом в картине “6” по Стругацким. Ну, ясно, понимали бывалые люди, денег нет, бюджеты мизерные. Но почему-то о деньгах и бюджете совсем не думалось, когда смотрел “Пока ночь не разлучит” Бориса Хлебникова, тоже снятую в одном пространстве и одной декорации. Фильм показывали в “Гала-премьерах осени”, шел он 70 минут, и так жалко было, когда закончился. Правда, и в нем о наличии любви можно было бы подискутировать.
Как это нередко бывает на фестивалях, ближе к финишу для жюри игрового конкурса все же припасли несколько поводов для серьезных размышлений. Тут были и “Шопинг-тур” Михаила Брашинского, и “Доктор” Владимира Панкова, и “Все просто” Сони Карпуниной, и “Соловей-Разбойник” Егора Баранова. Но сначала пару слов о документальных фильмах. Обнадежил Тофик Шахвердиев, прошлогодний триумфатор “Окна”. Сам себе сценарист, режиссер и съемочная группа, он показал картину “Что за люди наши дети?”. В ней множество персонажей, столичных и провинциальных ребят, но, слава Богу, по этому признаку не сильно отличимых, размышляющих, удивляющих, неожиданных. Послушать бы кому из высоких минообразовских чиновников аргументы девятилетней девчушки-”революционерки” по поводу затеянной ими реформы школьного образования. Или размышления юного москвича о том, почему зарплаты в сорок тысяч ему лично было бы в самый раз. На наших глазах он занялся калькуляцией: столько-то на еду, столько-то на развлечение, а ведь еще и жене надо пять тысяч дать…Кстати, на пресс-конференции Шахвердиеву предложили снять картину “Что за люди наши люди?”. Обещал подумать.
А питерский режиссер Анна Драницына пригласила нас в обычную парикмахерскую. На Моховой. Здесь стригутся, завиваются, последними штрихами превращают новобрачную в чудо-чудное, а еще общаются, разговаривают – клуб такой. И из этих разговоров, серьезных и нелепых, согласий и несогласий, печалей и улыбок прорастает обычная наша ежедневность, к которой как ни относись, а никуда от нее не деться. Так что доверимся Чехову и – “Будем жить!”.
В разных жизненных обстоятельствах это “Будем жить!” может звучать совершенно по-разному. Соне в “Дяде Ване” будущее не обещает ничего, а для жителей косовской Митровицы – это заклинание, вызов. Симпатичный городок, работящие люди, теплые летние вечера, бары, полные людей, красивые женщины, как они бывают красивы только летом, девчушки, которые под взглядами волнующихся мам и пап готовятся прошествовать по подиуму на специально для них придуманном показе мод. А в нескольких сотнях метров – колючая проволока, ооновские миротворцы, отделенный ими кусок земли, который всегда был родным. Делая фильм “Доброе утро, Митровица”, Ирина Уральская постаралась быть абсолютно бесстрастной: вот это нормально, констатировала, а вот это полный абсурд, а все вместе – просто жизнь, которая не должна быть такой, но раз уж так получилось – будем жить.
Если говорить об авторских высказываниях минувшего “Окна”, то особенно отчетливо они, на мой взгляд, прозвучали в картине Владимира Панкова “Доктор”, как кажется, жюри недооцененной, и “Шопинг-туре” Михаила Брашинского, разделившем вместе с элегическим “Все ушли” Георгия Параджанова Гран-при фестиваля. “Шопинг-тур” – это картина-коктейль из привычного и непривычного, украшенная авторской дерзостью, сюжетной (нетипичной для российского кинематографа, во всяком случае) непредсказуемостью и полностью отвечающая главному девизу фестиваля “Прогноз на завтра”. Не случайно именно “Шопинг-туру” достался и “Слон” Гильдии киноведов и кинокритиков. А прибавьте классную работу обворожительной (не удержался!) Татьяны Колгановой, удостоенной приза за лучшее исполнение женской роли, работу тоже дерзкую и какую-то счастливую, хотя поводов для счастья у героини было не особенно. Почти десять лет назад Брашинский запомнился “Гололедом”, теперь “Шопинг-тур” и – надежда, что следующую полнометражную игровую картину от него нам не придется ждать очередные десять лет.
Формально “Доктор” Владимира Панкова – фильм музыкальный, за что и был отмечен жюри. А если неформально, то эта картина во славу порядочного человека, вообще порядочности, которая богатства не приносит, а чаще всего не приносит ничего, кроме головной боли, но пока без нее, пресловутой, кто-то еще не сможет обходиться, надежда, простите за пафос, будет теплиться.
Два первых места главного тренда “Окна в Европу” “Выборгский счет” зрителями и кинообщественностью были отданы картинам, находящимся на абсолютно противоположных полюсах конкурсной программы. И оказалось – ничего, не страшно, что рядом “Поклонница” “академика” Виталия Мельникова и “Соловей-Разбойник”, делающего первые шаги 23-летнего Егора Баранова.
Жанр своей картины создатели “Соловья-Разбойника” определили как “беспощадная комедия”. По-моему, погорячились – никакая она, гремучая смесь экшна, комикса и русской разлюли-малины, Тарантино и Балабанова, не беспощадная, а просто прикольная. Этот детина Сергея Бадюка, размахивающий налево и направо своим громадным молотом возмездия (ему бы рядом еще соратницу с серпом, чтобы тоже им налево и направо размахивала). Этот, сыгранный Игорем Жижикиным, голливудских кровей человек без имени, но под номером Н7, для которого молодецкая честь, а так же честь незаметной спецпрофессии, оказались превыше всего. А оперная дива Оксаны Фандеры с чертиком в душе, которая, забыв о Пуччини, с головой кинулась в пучину неженских приключений. Наконец, сам Соловей-Разбойник автора сценария Ивана Охлобыстина в белом кожаном пальто до пят и с двумя бликующими золотыми зубами в уголке рта. Спроси про него у благоразумного человека: кто таков? Наверняка ответит: кто, кто, конь в пальто. И будет неправ. Потому что Соловей-Разбойник благороден и ищет справедливости.
Думаете, они просто так вышли на большую дорогу робингудствовать? Одного сократили на родном промышленном предприятии, где так хорошо молотом махалось; другой, наверное, роли в театре не дали; чем могут быть недовольны спецагенты, не знаю, но вот бывшего клерка Севастьяна Соловьева, теперь Соловья-Разбойника, точно “развели” на свою голову.
Ах, господа, как хочется, чтобы у всех сказок всегда был счастливый или хотя бы хороший финал. Но пока не получается. Впрочем, хотеть не вредно.
 
Николай ХРУСТАЛЕВ
«Экран и сцена» № 16 за 2012 год.

Print Friendly, PDF & Email