Дурь хорошая, дурь плохая

• Кадр из фильма “Особо опасны”Где-то в середине фильма “Особо опасны” не последний человек в крупном наркокартеле и продажный ФБРовец обменяются рассказами о своей невеселой жизни – жена одного собралась подавать на развод, жена второго вообще умирает. “Добро пожаловать в кризис среднего возраста” – криво улыбнутся двое немолодых мужчин. Это одна из бесчисленного количества тем, населяющих и наводняющих новый фильм Оливера Стоуна; сразу после его выхода в российский прокат режиссеру исполнилось 66, и на данный момент возрастные кризисы на его творчестве никак не отражаются. “Особо опасны” можно даже с некоторой натяжкой назвать фильмом, заточенным под современность, специально напоминающем компьютерную игру, где ни одного героя нельзя назвать главным, но можно выбрать себе того, кто понравится, и играть за него.
Приятного душе персонажа придется выбирать из двух категорий, между которыми как водораздел как раз и пролегает кризис среднего возраста: группа молодых и группа тех, кто уже не молод. Ко вторым принадлежат вышеупомянутые ФБРовец Дэннис (Джон Траволта) и усатый наркобарон Ладо (Бенисио дель Торо), а также руководительница картеля Елена Санчес (Сальма Хайек). Благодаря качественному гриму и мужчины выглядят основательно потасканными, и героиня Хайек произносит “Я старею” небеспочвенно – вдобавок к этому Стоун явно натягивает вожжи, придерживая проверенную актерскую гвардию и не давая ей разыграться в полную силу. И хотя Траволта, кажется, еще ни разу не играл такого суетливого, но изрядно хорохорящегося человека, дель Торо великолепно сочетает в своем персонаже черты не лишенного обаяния авантюриста и полной мрази, а Хайек показывает, какие роли она начнет – и хорошо начнет – играть лет через десять, основными героями стоуновской картины все же являются трое молодых.
Сравнительно мирно живущие на Калифорнийском побережье Бен (Аарон Экхарт), Чон (Тейлор Китч) и их обоюдная возлюбленная Офелия (Блейк Лайвли). Бен очарователен, у него длинные ресницы и большое уважение к буддизму. А еще он ботаник в прямом смысле слова – выращивает самую лучшую в мире коноплю и продает ее не только в клубы и отдельным заказчикам, но и в онкологические больницы: врачи знают об обезболивающем и антидепрессивном эффекте марихуаны. Чона назвать идеалистом трудно: он воевал в Афганистане и Ираке, убить для него ничего не стоит, он обожает Бена, своего друга детства, а в бизнесе выполняет подходящую для него роль – выбивает деньги из должников и наказывает тех, кто пытается нанести марихуанному делу урон.
Что касается Офелии, чей голос за кадром рассказывает эту историю, то она просто милая блондинка, которая честно любит обоих парней. Один для нее похож на холодный кусок металла, другой на теплое дерево, один грубо имеет ее, другой нежно занимается любовью, и сочетание этих двух противоположностей девушку более чем устраивает: она считает себя тем самым домом, которого Бену и Чону никогда не хватало, а то, чем ребята занимаются, ей тоже нравится – в присутствии Офелии конопля растет лучше. Затягиваясь, девушка позволяет себе поразмышлять о том, что курить дурь, конечно, не очень хорошо, но если жизнь вокруг расценивать как ужасную, то это занятие уже не кажется таким уж неправильным. И пусть рассуждения Офелии могут показаться немного путаными, но в них отражается еще одна важная для этой картины тема – тема двойственности и относительности. Оценила бы девушка голубиную нежность Бена, если бы Чон не был таким жестоким? Если торговать марихуаной плохо, то выращивать ее для больниц – хорошо? Может ли ФБРовец стать продажным, если ему нужны деньги, чтобы лечить жену от рака? Что произойдет, если создатели малого зла столкнутся с создателями большого?
На последний вопрос Стоун отвечает – идиллии союза блондинки, ботаника и брутального приходит конец, когда возникает проблема, которую Чон разрешить не в силах. На друзей выходит Елена Санчес со своим подручным Ладо, а когда ребята не соглашаются передать свои садоводческие навыки картелю, люди Елены похищают Офелию. После этого с потерявшим на войне душу Чоном не произойдет почти ничего, он будет действовать так, как привык. А вот Бену ради спасения девушки придется стать совсем другим человеком – это раньше он помогал голодным негритятам и был уверен в том, что растения надо любить. Теперь в схватках с людьми Санчес он тоже потеряет если не всю свою душу, то по крайней мере ее изрядную часть: чтобы победить большое зло, сперва придется вырастить большое зло в себе.
Офелия же узнает от Елены, что когда тебя делят пополам двое мужчин, то это означает, что друг друга они ценят, уважают и любят гораздо больше, чем свою общую девушку. Не самая хитрая мораль, и для Оливера Стоуна не очень характерная – обычно он делает в своих картинах выводы посерьезнее, и трансформацию человека показывает поступательно и вдумчиво – стоит вспомнить хотя бы фильм “Рожденный четвертого июля”, герой которого к финалу тоже становился другим, но малейшие изменения в его мировоззрении были аккуратно зафиксированы режиссером.
“Особо опасны” по энергетике больше схожи с картинами “Поворот” и “Прирожденные убийцы”, где исследовались судьбы отщепенцев, которые выбрали для себя дорогу, перпендикулярную привычной или просто в один не очень прекрасный момент сошли со своей собственной. Но несмотря на всю динамичность этих фильмов, энергия самого режиссера всегда была направлена в одну точку – в новой же картине она расфокусирована, разбросана между персонажами. Вот внимание уделяется одному герою, и кажется, что сейчас будет рассказана его история – но нет, меняется эпизод, вместе с ним меняется сюжет, герой уходит на второй или даже третий план, чтобы уступить место другому и вновь вынырнуть в какой-нибудь из следующих сцен. В этом подходе тоже, кстати, можно усмотреть поклон современности – непрерывный поток информации вкупе с быстрой сменой декораций и героев, рассчитанный на зрителей, которые быстро утомляются и от длинных текстов, и от долгих фильмов, желая постоянной смены картинки и чего-нибудь необычного. Стоун делает и это – в первых кадрах, когда Офелия бредет по берегу моря и рассуждает о том, что к исходу истории она вполне может оказаться на дне этого самого моря, включается эффект перемотки – и первые кадры оказываются предпоследними, а фильм возвращается к своему началу. Этим несложным приемом технические игры режиссера не ограничиваются, их будет достаточно и с цветом, и с монтажом, и с саундтреком. Это интересно еще и потому, что всему вышеперечисленному Оливер Стоун уделяет больше внимания, чем актерам – старшему поколению он проявить себя не дает, а молодые герои, похоже, его не очень-то интересуют: хоть в фильме им и отведено больше места, но их характеры прорисованы неотчетливо, а о судьбах упомянуто вскользь. И кажется, что главным героем фильма “Особо опасны” является сам фильм, яркий, изменчивый, калейдоскопически сочетающий в себе разные жанры от триллера до мелодрамы, от трагедии до броманса: кстати, Елена окажется права, и в финале Бен и Чон скажут-таки друг другу “Я тебя люблю” – в том смысле, в каком это могут сказать друг другу настоящие мужчины.
Точнее, не в финале, а незадолго до него – потому что у фильма-калейдоскопа одного финала быть не может. У Стоуна их два – и первым, романтически-кровавым, с помощью закадрового голоса управляет Офелия, а второй, посуше и не такой красивый, но зато очень справедливый, явно принадлежит уже самому Стоуну. И по желанию можно выбрать для героев один или другой исход – в зависимости от того, кем хочется быть сейчас: юной впечатлительной блондинкой или методичным взрослым мужчиной, властной рукой собравшим и соединившим в конце фильма все то, что он в начале так тщательно разбрасывал и разбалтывал.
 
 
Жанна СЕРГЕЕВА
«Экран и сцена» № 18 за 2012 год.

Print Friendly, PDF & Email