Далекая и близкая Азия

В ожидании “Луз”

Самые ярые киноманы с нетерпением ждут выхода второго фильма режиссера из Гонконга Флоры Лау “Луз”. Про него на данный момент почти ничего не известно. Точнее известно лишь то, что главную роль в нем сыграла одна из наиболее признанных актрис французского кино – Изабель Юппер.

Вообще удивительно, насколько молниеносно новое азиатское кино вошло в мировую кино-повестку.

Все началось с поразительного триумфа “Магазинных воришек” Хирокадзу Корээда на 71-м международном Каннском кинофестивале 2018 года.

Тогда кинокритики единогласно сошлись во мнении, что “Воришкам” просто повезло, и награду фильм получил в виду того, что жюри, не сумев договориться, сошлось на компромиссе. Однако, как бы там ни было, вручение “Золотой пальмовой ветви” кинопродукту из Азии заставило многих сместить оптику на фильмы из этой части света. Кроме того, нельзя забывать, что Каннский фестиваль 2018-го не оставил без награды вольную интерпретацию Харуки Мураками, представленную Ли Чхан Доном под названием “Пылающий”. Он был отмечен специальным призом ФИПРЕССИ.

В 2019 году позиции азиатского кино лишь усилились. Жюри 72-го Каннского кинофестиваля отдало “Золотую пальмовую ветвь” “Паразитам” Пон Джун-хо. И вновь в рецензиях нередко звучал тезис о том, заслуживают ли “Паразиты” врученного им “золота”.

В этой связи появление Юппер в главной роли в новой азиатской картине выглядит симптоматично, тем более, что актриса дважды побеждала на фестивале в Канне. Да и критики, еще до появления каких-либо подробностей о “Луз”, приписывают ему вхождение в программу Каннского кинофестиваля.

Однако при пристальном вглядывании в сами фильмы проступает поразительное тематическое сходство с лучшими из недавних западных картин, в которых, кстати, центральные роли исполнила все та же Юппер.

“Она” Поля Верховена, “В объятьях лжи” Нила Джордана и “Две матери, две дочери” Лауры Шредер во главу угла ставят тему семьи и ее распад на фоне глобализации мира. Именно эта тема главная и в “Магазинных воришках”, где мнимая семья становится во многом более подлинной, чем семьи кровные; и в “Паразитах”, где демонстрируются сразу три типа современных семейных взаимоотношений в декорациях богатой южно-корейской архитектуры.

“Ева” Бенуа Жако, рассказывающая о людях, которые стремятся быть не тем, кем они есть на самом деле, рифмуется одновременно и с “Магазинными воришками”, где лишь притворяются семьей, и с “Паразитами”, где главные герои надевают на себя чужие образы для получения материальных благ.

Впишется ли столь ожидаемый фильм “Луз” в этот тематический ряд или, напротив, откроет что-то новое, говорить пока рано, однако точно можно сказать, что современное азиатское кино ярко демонстрирует глобализацию не только человека, но и проблем, которые становятся основой для фильмов. И вот она, казалось бы, далекая Азия становится для нас такой близкой, такой понятной, говорящей с нами на одном киноязыке.

Илья ГУБИН

«Экран и сцена»
№ 4 за 2020 год.

Print Friendly, PDF & Email