Чудеса на Итальянской

Фото Е.ДМИТРИЕВСКОЙ
Фото Е.ДМИТРИЕВСКОЙ

Особое место в программе Театральной олимпиады заняла выставка авторских кукол “Театральная шкатулка” в Art Square Gallery на Итальянской улице в доме, построенном Карло Росси. Мемориальная доска на фасаде напомнит о том, что здесь в 1910 году жила Анна Павлова. Кураторы Светлана Румянцева и Александра Худякова включили в экспозицию Зеркальную комнату – единственный (хотя и камерный) музей великой балерины. В интерьер пространства с фотографиями и портретами удачно вписались воздушные создания художницы Натальи Лопусовой-Томской.

“Театральная шкатулка” представила работы членов Секции художественной куклы Творческого союза художников России и Экспериментальной мастерской DollArt.ru из Москвы, Петербурга, Новороссийска и Тюмени. Экспонаты “Шкатулки” не играют в театре. Они прибыли на выставку из частных коллекций, в том числе из собрания московской Галереи Елены Громовой. Почти все они, от мала до велика (на выставке есть свои Гулливеры и лилипуты) посвящены театру и его истории. Оригинальны вертепные куклы Елены Никольской. Их не назовешь каноническими, однако выставка – не Этнографический музей (к слову сказать, находящийся совсем рядом на Площади Искусств). Глядя на Марию с младенцем, волхвов и других персонажей, правомернее вспомнить весьма необычный “Вертеп” Михаила Кузмина в кабаре “Бродячая собака” (ныне восстановленный подвал находится как раз напротив Art Square Gallery), где главную роль исполняла Ольга Глебова-Судейкина – “Коломбина десятых годов”, “Петербургская кукла, актерка” – героиня “Поэмы без героя” Анны Ахматовой. К слову сказать, в эмиграции, Ольга шила и лепила кукол, они давали ей в Париже скромный заработок. Здесь на выставке можно встретить современную Коломбину в гимнастическом купальнике, балансирующую на одной ножке на неустойчивом маленьком стуле. На нее смотрит безнадежно влюбленный Пьеро в традиционном балахоне и черной шапочке. Композиция Рудольфа Серажетдинова заключена в деревянную раму и носит название “Восхищение Пьеро”. Русский родственник Пьеро, грустный Петрушка, склонил голову над рентгеновским снимком, на котором отпечаталась рука кукольника. Сюжет почти философский. Оказалось, наш храбрый герой – управляемая кукла! (авторы Мария Орлова и Андрей Скатков).

Хорошо известно, что кукольники относятся к своим героям серьезно, любят рассказывать об их нелегком характере. Часто куклы ведут себя, как Буратино в руках папы Карло, диктуя своему создателю, какими они хотели бы себя видеть. В аннотации к выставке “Театральная шкатулка” кукла рассматривается “в качестве магического двойника, играющего роль, она предоставляет человеку повод посмотреть на свои эмоции со стороны”.

Один из экспонатов назван “Лицемер”. Персонаж Анны Чулановой без лица. Он открывает фалды фрака, а там – маски с самыми разными личинами, позволяющими лицемеру быть приятным во всех отношениях, или отталкивающим, как того требует ситуация. Зритель может видеть смену масок. Образ сильный и выразительный.

На выставке множество кинетических объектов. Самые удивительные кинематы рождены фантазией замечательного художника Виктора Григорьева, недавно ушедшего из жизни. Причудливые рыбы, корабли поражают воображение. Большинство же механических композиций “оживают” с помощью обычного рычажка. Как, скажем, в “Тире” Владимира Гвоздева и Константина Морозова, где крутятся лопасти мельницы, движутся стрелки часов, моргает сова и загорается красным светом сердце маленького барабанщика.

В центре зала еще один впечатляющий экспонат Гвоздева и Морозова: “Чайка. (А.П.Чехов раскручивает собственную пьесу”). Разумеется, театровед поморщится, прочитав подпись. Тем более что “раскруткой” известной пьесы занимался вовсе не Антон Павлович. Однако авторы, что называется, в теме. Чехов стоит на пьедестале, украшенном афишей “Чайки” МХТ. Над Антоном Павловичем – птица с занавеса знаменитого театра. Специальная ручка приводит ее в движение, чайка машет крыльями.

Из драматургов своего кукольного портрета удостоился Уильям Шекспир (художницы Ксении Баженовой), уютно устроившийся в кресле. Над ним как зловещий часовой стоит крошечный Макбет в короне и с окровавленным мечом.

Нельзя пройти мимо Гигантессы – огромной куклы в кружевном белом платье и громадной шляпе (также сделанной из прозрачных кружев). У ее ног микроскопические фигурки зрителей. Кукла Александры Худяковой словно царит в зале. Все остальные персонажи кажутся ее поддаными. Она похожа на Фею кукол, одноименную героиню знаменитого балета Йозефа Байера. В 1903 году состоялась премьера этого спектакля на Мариинской сцене в декорациях и костюмах Льва Бакста. Партию Куклы-испанки танцевала Анна Павлова. Позднее гастрольная труппа Павловой включила балет в свой репертуар под названием “Волшебные куклы”.

“Игра воспоминаний” Лены Смагиной – коробочка-экран, где возникает зыбкая тень маленькой балерины), как и игра воображения художников, очень точно определили смысл и прелесть выставки на Итальянской.

Екатерина ДМИТРИЕВСКАЯ

«Экран и сцена»
№ 23 за 2019 год.

Print Friendly, PDF & Email