Маршруты «Вдохновения»

Сцена из спектакля “Земля Нод”. Фото предоставлено фестивалем “Вдохновение”
Сцена из спектакля “Земля Нод”. Фото предоставлено фестивалем “Вдохновение”

В пятый раз под занавес театрального сезона фестиваль искусств “Вдохновение”, созвучный месту своей прописки – ВДНХ, показал публике программу разножанровых спектаклей и перформансов, а также художественных чтений, читок пьес молодых драматургов и инсталляций.

“Вдохновение” начинается с прогулки по территории, которая сама по себе является инсталляцией утопических конструкций социалистического рая. Продолжительность вынужденного моциона по ВДНХ (от 10 минут до получаса в одну сторону), поздние вечера и экстремальные метеоусловия нынешнего июля (“на дворе идет дождь, а у нас идет концерт”) ограничили количество зрителей, рискнувших последовать за “Вдохновением”. Зато отсутствие толпы стало бонусом для тех, кто добрался до локаций, атмосферное и архитектурное разнообразие которых то ввергает в футуристическую экзальтацию (как ангароподобный павильон ЭКСПО с панорамным видом на небоскребы ЖК Триколор), то умиляет ностальгией (миниатюрный Дом культуры или открытая эстрада Зеленого театра).

Променад вдоль нескончаемых цветников, радужных фонтанных струй и нежилых дворцов, начертанных подсветкой в темноте, “Вдохновение” предлагает совершить под аккомпанемент аудиоспектакля Мобильного художественного театра (МХТ, художественный руководитель Михаил Зыгарь), который достаточно скачать в айфон. И прогуляться в компании Чулпан Хаматовой, Ян Гэ и Одина Байрона – актеров и персонажей аудиоремейка фильма “Свинарка и пастух”, перекидывающего мостик в прекрасное далёко от старта строительства с/х выставки и съемок фильма Ивана Пырьева. В проекции на сегодня свинарка с севера видится китаянкой, мечтающей выращивать искусственную свинину, а ее возлюбленный – американцем, программирующим дроны, которые пасут скот. С ними героиня Чулпан Хаматовой (гид) обсуждает парадоксы строительства ВДНХ, а также судьбы создателей фильма. Их живые потомки – внук сценариста и внучка оператора – неожиданно присоединяются к разговору, усиливая эффект достоверности и сопричастности. А тембр голоса Ян Гэ оказывается будто специально созданным для мелодий Тихона Хренникова, аккуратно аранжированных Леонидом Андрулайтисом.

Сцена из спектакля “Mu – cinematique des fluides”. Фото предоставлено фестивалем “Вдохновение”

Сцена из спектакля “Mu – cinematique des fluides”. Фото предоставлено фестивалем “Вдохновение”

В канун 80-летия ВДНХ ее эмблематический гимн – кинолента “Свинарка и пастух” – вдохновил и режиссера Романа Шаляпина. Он также нашел персонажей среди наших современников и актуализировал текст, придерживаясь, однако, оригинальной географии. Видеохудожник Илья Старилов “нарисовал” светом на мобильных модулях и северную деревню, и кавказские горы. Но по ВДНХ персонажи перемещаются уже на самокатах, конюх Кузьма рядится в ковбойские одежды, а письмо с редкого кавказского языка неправильно перевел гугл. Советские музыкальные хиты Артем Тульчинский опробовал в широком диапазоне музыкальных стилей, от джаза до рок-н-ролла. А спели и станцевали мюзикл на производственную тему голосистые и пластичные актеры Театра Наций и Центра драматургии и режиссуры.

Тема дружбы народов – ключевая для Всесоюзной выставки. И фестиваль отдал ей должное, показав в Доме культуры спектакли Могилев-ского областного театра кукол (пленяющий простодушным юмором “Кандид, или Оптимизм” в постановке Игоря Казакова) и ереванского театра “Амазгаин” имени Соса Саркисяна (“Лю-Беф” по произведениям Даниила Хармса в режиссуре Нарине Григорян покорил безупречным исполнением на русском языке). А на площади Промышленности устроил представление интернациональный степной цирк “Байконур”. Артисты театра “ARTиШОК” из Алматы (под руководством режиссера Галины Пьяновой), вооруженные хитроумными техническими конструкциями инженеров театра АХЕ из Петербурга (художники-постановщики Максим Исаев и Павел Семченко), сначала завлекли публику в парк ярмарочных аттракционов, вроде колеса судьбы и призового тира. А затем, на фоне естественных декораций – экспонируемых ВДНХ летательных аппаратов, – смело взбираясь на, казалось, кое-как сколоченные перекладины балагана, обливаясь краской и почти проливным дождем, сыграли свое видение покорения космоса, вплетая в историю злобу дня.

Open air на площади Промышленности продолжился фантастическим видением: однажды ночью там раскрылся гигантский бутон, из него на высоту многоэтажного дома всплыла и двинулась по кругу светящаяся, шевелящая щупальцами медуза – на ее скелете работали воздушные гимнасты французского уличного театра Transe Express. На стартовой платформе – причудливой водоросли – остались играть музыканты, раскачиваясь на ее ветвях. В толпе восхищенных наблюдателей косяками “плавали” прочие обитатели морских глубин (эту роль в спектакле “Mu – cinematique des fluides” – “Мю – движение водной вселенной” доверили российской массовке). А в небе над парком Останкино можно было наблюдать инсталляцию мировой знаменитости Оливье Гросстета, продолжившую его планетарный проект “Интерактивные монументальные конструкции”. Парящий мост – подвешенное на воздушных шарах картонное сооружение – стал одним из сотен его произведений, созданных из картона и скотча, без применения машин и механизмов – единственно теплом человеческих рук.

Спектаклем “Leonardo”, посвященным 500-летней годовщине смерти Леонардо да Винчи и показанным в Москве сразу после мировой премьеры, в очередной раз удивил поклонников фестиваля “Вдохновение” итальянский театр NoGravity. Прозрачный экран, создающий эффект сфумато, и играющая подсветка волшебным образом завуалировали машинерию XVII века. А она позволяла гимнастам имитировать невесомость и двигаться в пустоте пространства в любом направлении и в любом положении тела, оставляя у современного человека ощущение чуда – настолько, что сидевшая рядом со мной большая семья приняла происходящее за кино и возмущенно удалилась. Сменяющиеся, как в калейдоскопе, мозаики из тел акробатов, ожившие сюжеты картин и хореографические аллюзии на эстетику и философию Леонардо да Винчи сопровождались песнопениями и музыкой Ренессанса, исполняемой на аутентичных инструментах.

Самым серьезным мероприятием фестиваля, целевая аудитория которого в основном стремится к отдохновению в парке развлечений, стала постановка театральной компании FC Bergman (Бельгия / Нидерланды) под названием “Земля Нод” (“The Land of Nod”). В огромном зале Рубенса Королевского музея изящных искусств Антверпена (впечатляют декорации, выстроенные в натуральную величину) с ободранными по случаю ремонта стенами осталась единственная картина – “Христос на кресте”. Именно благодаря ей это пространство продолжает быть притягательным для утративших цель обитателей окружающей музей Земли Нод (куда был сослан Каин после братоубийства). Их молчаливые, в большинстве своем, визиты и составляют действие спектакля-клоунады, в котором при виде Христа (или творения Рубенса?) кто-то обнажается, чтобы посидеть в задумчивости напротив, кто-то писается, кому-то необходимо сделать селфи, а кто-то ломает дверной проем, чтобы вынести внушительных размеров Христа из храма искусств.

Светлана ПОЛЯКОВА
«Экран и сцена»
№ 15 за 2019 год.

Print Friendly, PDF & Email