Приключения месседжей

Cпектакль Ивана Вырыпаева “Иранская конференция” (проект продюсерской команды WEDA и фонда Дмитрия Аксенова) по его собственному тексту и с его же синхронным переводом показали в Театральном центре “На Страстном”. Пьесу Москва уже слышала: ее читал режиссер Виктор Рыжаков со сцены Центра им. Вс. Мейерхольда. Но Вырыпаев – это всегда особый театр. Его присутствие “за кадром” в качестве переводчика-синхрониста обеспечило диалог с релятивистской логикой текста – диалог, в котором один из главных российских драматургов современности преуспевает как никто другой.

Спектакль, структурно и стилистически устроенный как конференция, с докладами и полемикой, заставляет следить за движением мысли, траектория которой у каждого спикера своя. Рас-пределив на девятерых выступающих весь ассортимент сегодняшней общественно-политической дискуссии, автор предлагает зрителю выбрать между леволиберальным дискурсом, фундаментализмом разного толка и “просто человеческим”. Каждый из докладчиков опрокидывает тезисы предыдущего или ставит их под сомнение. Пьеса (а вслед за ней и спектакль) фиксирует подвижность мнений и относительность идей и, как следствие, тотальное отсутствие веры во что бы то ни было. Жалость европейской женщины-вегетарианки к животным, любовь иранки к Аллаху, вера католического священника – у всего обнаруживается оборотная сторона, будь то ущемление прав женщин или харассмент, которому мальчик подвергся в детстве.

Этот спецэффект захватывает при чтении пьесы: вслед за автором ты следишь за приключением месседжей и примыкаешь к тому или иному “лагерю”. В спектакле же, имитируя стиль конференции, актеры остаются актерами. Театральная ткань мыслится режиссером как чувствительная мембрана между калейдоскопом спичей и сидящим в зале человеком, который оказывается одновременно в положении зрителя спектакля и посетителя конференции. Но обнаруживающаяся в ней имитация жанра обескураживает – даже того, кто давно очарован талантом Вырыпаева слышать дух времени.

В пьесах Вырыпаева звучит сам Вырыпаев, во всех его разнообразных ипостасях. В беседе накануне спектакля драматург говорил о многом: о театре, политике и позиции художника. Несколько тезисов из не записавшегося по причуде техники интервью с Иваном Вырыпаевым прозвучат здесь.

– Евгений Гришковец – главный реформатор русского театра после Станиславского.

В спектаклях Гришковца Вырыпаев увидел воплощенную мечту человека, не деформированного театральной профессией, но совершившего революционное технологическое открытие.

– Театр.doc – важнейшее явление современного русского театра.

К рождению Театра.doc Вырыпаев имел самое прямое отношение, про его создателей он говорит с невероятной патетикой и любовью. Это – место силы, а теперь уже – сильной памяти.

– Актерское искусство – искусство прямого обращения к зрителю, искусство присутствия здесь и сейчас. В театре вызывает доверие только ситуация личного обращения, когда актер открывает свою технику, а не притворяется, что он – не он.

Метод ведения диалога у Вырыпаева уникален по степени емкости, убедительности и эффективности расходования энергии.

– Примат текста в театре: основан на том, что каким бы ни был театр, хайтековским, движенческим или инсталляционным, зритель ждет, когда исполнитель что-то произнесет со сцены.

Так и происходит в “Иранской конференции”, где девять спикеров последовательно опровергают друг друга. Чарующий релятивизм пьесы порождает в слушателе тоску по доктрине, либеральной ли, фундаменталистской ли. Тезис “в начале было слово” определяет способ игры: важно делать пьесу, хоть Островского, хоть современную, так, как она написана – то есть реализуя заложенные в ней конструкции и речевой ландшафт. Поскольку автор слышит внутренним слухом, как должна звучать его пьеса, то текст является партитурой для исполнения. Быть переводчиком (или проводником) “Иранской конференции” – это философски понятая Вырыпаевым функция автора в театре.

– Искусство маркетинга: уважай успешный театр. Если люди умеют завое-вать аудиторию, если у них сложился с ней прямой и естественный контакт, это нужно ценить как особый талант.

О спектакле “Пьяные” Андрея Могучего в БДТ автор пьесы Вырыпаев говорит: круто, когда не развлекательные тексты становятся популярными и при этом воспринимаются как зона важного высказывания в театре.

– Восток – Запад, Россия – Европа: “Иранская конференция” появилась как отклик на сегодняшнюю ситуацию в мире, когда разворачивается война между голосами и мнениями. Человек ищет хоть какого-то основания для того, чтобы жить, а где оно – на Востоке или на Западе?

Вот вопрос, который Вырыпаев актуализирует, но ответа на него не дает.

«Экран и сцена»
№ 1 за 2019 год.
Print Friendly, PDF & Email